Сайт Академика Бегунова Ю.К.
nav_bar_left
 
Главное меню
Главная
О Бегунове
Основные книги
Книги и статьи (читать)
Библиография полная
Родословная
Некрологи
Обновлено! Последнее интервью 30 фото!
Воспоминания о Бегунове. Тулаев
Новинка! Биобиблиография Бегунова. 18Мб.
Форум
Контакты
Большое Интервью на радио
Интервью для "Радио Мидгарда"

История Руси. Источники: Тексты. XIII Версия для печати

История Руси. Источники: Тексты. XIII

К главе 19


1) Старобулгарское предание о князе Карт-Иреке (т. е. Рюрике) и об основании им Новгорода в верховьях реки Волхов по данным “Свода Наримана“ (“Нариман тарихы”), XVI в.
Во время работы по восстановлению и подготовке к печати на русском языке “Свода Наримана”, казанский ученый Ф. Г.-Х. Нурутдинов обнаружил любопытное старобулгарское предание о князе Рюрике, его жизни и деятельности и основании им Новгорода в истоках Волхова, приблизительно, в конце 840-850-х годах. Приводим этот текст так, как его представил мне казанский ученый в письме от 10.09.2003 г. Все примечания к основному тексту в квадратных скобках принадлежат Ф. Г.-Х. Нурутдинову.
“Тогда же [в середине VIII в.] на реке Порег [Неве], текущей из озера Галидж [Ладожское озеро] в море Арджан [Балтийское море] и имеющей дурную репутацию [ввиду болотистости ее берегов], появился со своими худцами [скандинавами] – буряками [варягами] Хум, сын бага [правителя] анатышских [датских] худцев Бай-Руджи, потомка сына Атилле Ганбита. У Хума был брат Сэбэр. Сыном Сэбэра был Худ-Ибер, его сыновьями Ирек и Халибдан.
Халидбан так любил брата, что назвал его именем своего сына. Для отличия этих Иреков друг от друга, сына Халибдана называли Кичи-Иреком [маленьким Иреком]. Некоторое время он владел областью Джарвыш [т. е. Фризией], и получил прозвище Джарвыш <…> Хум, воспламененный рассказами отца об их предке Ганбите и о богатствах Булгара, решил по праву наследования взять себе часть Хазара и овладел побережьем Порега. Сэбэрцы [здесь: булгарские князья], собиравшие дань с Дингер-Шуда, или Западного Шуда [западной части будущей Новгородской земли], попытались выбить худцев из улуса Порег. Но Хум успел построить крепость Галидж [или Ладогу в 753 г.] и отбил натиск сэбэрцев [т. е. булгарских князей]. Сэбэрцы некоторое время скрывали свой позор и платили кагану [главе Хазарии] дань за этот улус, как ни в чем не бывало, а в Урта-Карел [совр. Карелию] и Турга-Карел [дальнюю Карелию, или совр. Финляндию] ездили другой дорогой. Сохранению обмана способствовало то, что знающие о захвате кары [т. е. финны] Ур-та-Карела, называющие себя хонкарами, и кары Турга-Карела, называемые джумайцами [т. е. сумью] и джимайцами [т. е. емью], дань булгарам с незапамятных времен платили, но сами в Булгаре почти не бывали. Они ничем не отличались друг от друга, но хонкары ставили себя выше других племен Карела. Право на превосходство перед другими им давало, по их мнению, то, что Сэбэр во время объезда Джунгара [Империи гуннов] из всего Карела посетил только Урта-Карел и дальше ее не поехал. В память об этом приезде Сэбэр будто бы назвал этих каров хонкарами, а хонкары назвали одну из их рек Сэбэр. Но некоторые утверждают, что эти кары пришли в Урта-Карел с реки Хоп-Ака [Онеги] и поэтому их и называют хонкарами <…> При всем при этом один род хонкаров Билиг действительно пользуется большим уважением и вожди из этого рода избираются всеми карами главными судьями. Встречал Сэбэра хонкарский бий [князь] из этого рода Бай-Имен, сын Тумы, внук Тубы. Когда Сэбэр спросил его, почему у каров нет одного старшего, то он ответил: “Лет 600 назад мой предок Улан, пользуясь тем, что все кары его очень уважали, объединил весь Карел в один бейлик [княжество]. Повсюду он построил баккоши [укрепления для представителей власти и сбора дани], которые мы называем “кукала”, то есть “большая община”, и воздвиг батавыл [крепость] Бурма [на месте совр. Хельсинки]. Но когда он умер, то выборы следующего бага [князя] закончились смутой, во время которой Бурма сгорел. С той поры мы не избираем багов, дабы не ссориться” – “А почему кары не ездят в Булгар?” – поинтересовался Сэбэр, и Бай-Имен пояснил капагану [главе прави-тельства]: “Потомок Улана и также мой предок Калга, сын Бияра, около 300 лет тому [назад] построил порт Би-Бияр [Выборг] и увлекся торговлей. В одной из его поездок по Булгару субаг [царь] Иделя [Волго-Уральского государства] приметил его и, видя, что он – человек честолюбивый и смышленый, предложил ему возглавить Кук – Халджу [Северную Халджу]. Карга начал было отказываться, но субаг дал ему такое огромное жалование, что он не устоял и остался на его службе на реке Чулман [верхней Каме]. Там он построил город, который назвал Каргадан [Каргедан], существующий и поныне. Наши же кары после этого собрались в Би-Бияре и решили: чтобы не терять смышленых людей, ни-кому не давать разрешение на отъезд из Карела. Би-Бияр же разрушили… А все, что нам нужно, нам привозят из Булгара”.
Но вот как-то раз купцу Шумбуту понадобилось проехать из Таук-Абы [совр. Латвии] в Карел кратчайшей дорогой, и захват Порега открылся. Сэбэрцам воевать с Буряками из-за нескольких порегских болот не хотелось, и они решили отдать сбор дани с Дингер, или Чулман-Шуда [западной Новгородчины] и Карела батышцам [вятичам], которые давно этого добивались. Предлог для этого нашелся – мятеж нескольких башкортских племен, подавление которого требовало всех сил сэбэрцев. Когда сэбэрцы предложили кагану передать сбор дани батышцам, он, также озабоченный мятежом, не стал возражать. Счастливый приобретением, субаг Батыша [царь вятичей] решил использовать для борьбы с буряками гаджильцев – западных славян, бежавших из Абар-Субы [Аварии] в Джалыш [Белоруссию]. Гаджильцы обладали неуживчивым нравом, и очень скоро даже добродушные ак-джалышцы [белые джалышцы, или белорусы], вначале пожалевшие беглецов, невзлюбили их и стали выживать гаджильцев со своей земли, из-за чего между ними стали происходить частые стычки. Субаг предложил гаджильским биям поселиться в Чулман-Шуде и Батыше, но за это изгнать худцев [скандинавов] и собирать дань с Дингер-Шуда и Карела. Бии, видя, что удержаться в Джалмыше им все равно не удастся, с радостью приняли это предложение и тут же отправились под командованием батышцев к Порегу. Гаджильцы изгнали Хума и его людей в Кулван [совр. Северную Эстонию], еще раньше захваченный у Булгара худцами-буелаками [скандинавскими пиратами] и несколько гаджильских племен поселилось в Батыше и Чулмане. Чулманские гаджильцы прозвались “чулманцами”. Они произносили слово “Чулман” в форме “Сулван”, поэтому название “чулманец” в их устах звучало как “сулбанец”. Галидж сделался батавылом Дингер – Шуда, и с той поры его также стали называть Шуд-Галиджем, или просто Галиджем. А название “Кулван” также значит на языке арджан-бистайских каров [эстонцев] “Чулман”. Кары, живущие близ города Кулван [по-древнерусски – Колывань], то есть Чулман, давно называются “кулванцами”, то есть “чулманцами”, почему и этот город получил это имя. Но Хум велел называть Кулван еще и именем Атилле, своего предка. А кары произносят имя Атилле в форме “Талый” [отсюда – совр. Таллин].
Хитрые батышцы стали брать с гаджильцев – сулбанцев дань, в три раза превышающую по размеру прежнюю, сэбэрскую, но гаджильцы все равно остались довольными, ибо абарская [аварская] дань с них была еще большей. Гаджильцы – галиджийцы так-же не стали избирать одного бага, а управлялись несколькими биями, которые иногда собирались на кинеми [советы] и на них частенько дрались до смерти друг с другом вместе со своими людьми. Батышский инал [наместник] Шуд-Галиджа во время этих кинешей, опасаясь за свою жизнь, уезжал подальше от Галиджа и возвращался в город уже после их окончания. Хум и сам, и вместе со своим племянником Худ-Ибером несколько раз пытался отбить Галидж, но каждый раз ни с чем возвращался в Кулван-Талай.
Когда Худ-Иберу, лучше всех владевшему топором – ибером, удалось стать суб-агом Анатыша [Дании], натиск худцев немного ослаб. Но однажды наемник марангов [франков] убил Худ-Ибера, и вслед за этим и столицу Худ-Ибера Худ-Абу [“Город, или Вал Худа”] взял, и весь Анатыш охватила братоубийственная смута. Сыновья Худ-Ибера Ирек [Рюрик] и Халибдан, не желавшие участвовать в смуте, покинули страну. Халибдан отправился в область Джарвыш [Фризию] и изгнал оттуда марангов в отместку за убийст-во отца, а Ирек поплыл в Галидж, в котором видел булгарское наследство своего предка Ганбита. Иреку удалось захватить Галидж в то время, когда в Хазаре бушевала своя смута – Кабирская [813-822 гг.]. Когда Урус-Айдар [815-855 гг.] присоединил к Кара-Булгару Бырбат [южную Белоруссию] и получил Дингер-Шуд, то Будим, сын Корыма и отец Дира, предложил ему нанять Ирека как родственника [Айдар, как и Будим, также были потом-ками Атиллы] на службу. Айдар последовал его совету, и по его приказу кара-булгарский инал Галиджа Куштанмыш [Гостомысл] нанял Ирека на службу и назначил его улубием [старшим князем] Шуд-Галиджа. Время показало, что совет Будима был верен – Кара-Булгарские владения Урус-Айдара все чаще всего называли его именем – Урус Йорт “владение Уруса”, т. е. кана Айдара. Худцы Галиджа также стали называться “урусами” [от-сюда слово “Русь”], ибо служили Урус-Айдару. Однако и после смерти Айдара имя “урус” сохранилось за хазарскими худцами-буряками.
Вместе с Иреком на хазарскую службу нанялись его компаньоны, сражавшиеся под его началом: биржайские [шведские] худцы Салахби [Олег Вещий] и Сунбай. Салахби стал настоящим другом Ирека, а вот Сунбай был “себе на уме” и вполне надежным не считался. В 838 году Айдар предложил Иреку возглавить кара-булгарское посольство, направленное с разрешения кагана Хазара в Истамбул [Константинополь]. Ирек отказался ехать сам и предложил отправить в Урум [Ромейскую державу, или Византию] Сунбая в надежде на то, что тот сгинет где-нибудь по пути. Тогда Айдар отправил в Истанбул Сун-бая.
Сам Ирек был с юности все время хмур, как будто недоволен чем-то, и лицо его резко меняло выражение, но это был честный и прямой баг [князь на государственной службе], верный своему слову. Как только он поступил на булгарскую службу, так сразу оделся в хонскую одежду, ибо его предок Атилле носил такую. Когда он в ней явился на прием к кагану, то он восхитил его богатырством и подарил ему несколько дорогих кубков. Только оружие Ирек оставил бурякское, и все в Хазаре знали, что он был бесстрашным и умелым воином и в бою забывал обо всем, как настоящий хон. Вначале некоторые галиджийцы [ладожане] выражали недовольство его назначением, но очень скоро были усмирены его тяжелой рукой. Борода его была не такой большой, как у других худцев или гаджильцев. Он отличался от них и тем, что всегда старался быть в чистой одежде, но стойко переносил вонь, исходившую от худцев или гаджильцев. При всей своей суровости Ирек не был жестоким, вино, которое он, в отличие от других худцев и гаджильцев, упот-реблял только на пирах, делало его даже веселым. Тогда лицо его прояснялось, речь оживлялась и блистала остроумием, и он любил петь худские песни. Куштанмыш, знавший худский язык, говорил, что это были худские песни из “Чулман толгаý ” [эпоса булгарского народа], переведенные на худский язык самим Иреком. Еще в это время он любил рассказывать о жизни Ганбита и его матери Ильчаги, и поражал всех своим красноречием, хотя в другое время был немногословен.
В 843 г. его направили в Сынджак [на Северный Кавказ, в хазарские владения] на подавление мятежа кряшенских [христианских] булгар. Во время штурма одной крепости он не заметил, что другие воины отступили и долгое время бился с мятежниками на валу, пока не был сброшен вниз. От удара он лишился чувств, и его приняли за мертвого. Ночью он очнулся и нашел в себе силы отойти от города в аул Баладжам, где его выходила одна девушка, на которой он потом женился. В память о своем спасении Ирек прозвался Баладжамом.
Пока он приходил в себя в том ауле, разнеслась весть о его гибели. Тогда пришел Кичи-Ирек и взял Галидж. Когда Ирек вернулся в Дингер-Шуд и подъехал к крепости, то изумленный его появлением Джаврыш выехал навстречу багу и сказал ему: “Мне сообщили, что ты умер и что твое отдали в чужие руки, поэтому я решил овладеть Галиджем: ведь мы оба потомки Ганбита, и Галидж должен принадлежать нашему роду. Но я теперь вижу, что ты жив, и поэтому возвращаю тебе крепость и прошу принять меня на службу!”
Ирек принял Кичи-Ирека на службу и оставил его в Галидже. Он не стал возвра-щаться в крепость, которую смог взять противник. По его приказу построили новый батавыл Шуд-Галиджа на среднем течении реки Шуд-Булга [Волхова], и так его назвали Шуд-Булга [в районе совр. Чудово]. Пожив в Шуд-Булге некоторое время, Ирек заметил, что половина купцов, идущая из Халджи и Сэбэра в Арджан-Бистю [в Чудскую землю, или Эстонию], проезжает южнее, у истоков Шуд-Булги. Тогда он велел построить новый бата-выл при истоке Шуд-Булги и назвал его Яна-Галидж [Новый Галидж, или Новгород]. Ко-гда Яна-Галидж затмил своею славою Галидж, то его стали называть просто Галиджем, а прежний Галидж прозвали Иске-Галидж [Старый Галидж, или Старая Ладога].
Вскоре после похода 860 г. на Истанбул Ирек, по одним сведениям, умер, а по другим – просто отошел от дел по причине почтенного возраста и через несколько лет тихо почил в своем уединенном жилище на острове озера Галидж [на острове Валаам].
Как бы то ни было, после этого его стали называть Карт-Иреком [Старым Рюриком]. По его просьбе улубием Дингер-Шуда назначили после него Кичи-Ирека. Когда однажды недовольные правлением Кичи-Ирека гаджильцы восстали против него, то сын Ирека Урум-Аскал [Аскольд] сурово подавил мятеж и заставил всех гаджильских и худских биев признать Кичи-Ирека улубием Шуд-Галиджа.
После того, как сэбэрцы отдали Дингер-Шуд и Шуд-Галидж и Карел-батышцам, границей между Шуд-Галиджем и Шуд-Сэбэром [областью между рекой Шексной, Онежским озером и Уралом] стала река Сана. [“Сана” – это волокуши, которые использовались там для перетаскивания лодок и кораблей]. Когда Сана стала границей между батышской и сэбэрской областями Хазара, то ее стали называть Чек-Сана [Пограничная Сана, или по-русски – Шексна]. Сэбэрцы называют еще свою часть Шуда Бищар-Шуд, то есть Ближний Шуд.”
Заключение.

Назад История Руси. Источники: Тексты. XIII Далее

 
Анонс

 Русская политическая мысль. Хрестоматия: Рюриковичи IX-XVI вв. Твёрдый переплёт. 512 страниц с иллюстрациями. На хорошей бумаге. Тираж 500 экземпляров. В продаже с июля 2016 г. Цена снижена!! 400 р. в СПб.

Вышел в декабре 2015г. Первый том избанных трудов Бегунова Ю. К. В нём бестселлер "Тайные силы в истории России" и другие труды учёного по конспирологии!  944 стр., Видеорассказ Бегуновой В. Ф.

  "История Руси" том III, заключительный в продаже с 15 декабря 2014 года! Свежий обзор     ОБЗОР .  Цена 800 рублей самовывозом в Санкт-Петербурге. Или отправка почтой (к цене добавляются почтовые расходы 210р. по Европейской части России). Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

«История Руси» том II. Цена 800 рублей самовывозом в Санкт-Петербурге. Или отправка почтой (к цене добавляются почтовые расходы 210р. по Европейской части России). Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

 
© 2009 Бегунов Ю.К.. Все права защищены