Сайт Академика Бегунова Ю.К.
nav_bar_left
 
Главное меню
Главная
О Бегунове
Основные книги
Книги и статьи (читать)
Библиография полная
Родословная
Некрологи
Обновлено! Последнее интервью 30 фото!
Воспоминания о Бегунове. Тулаев
Новинка! Биобиблиография Бегунова. 18Мб.
Форум
Контакты
Большое Интервью на радио
Интервью для "Радио Мидгарда"

С. А. НИЛУС И ЕГО КНИГА «БЛИЗ ЕСТЬ, ПРИ ДВЕРЕХ». Предисловие к книги "Тайна беззаконья" Версия для печати
 

СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ НИЛУС И ЕГО КНИГА «БЛИЗ ЕСТЬ, ПРИ ДВЕРЕХ». БИОГРАФИЯ И ТВОРЧЕСКИЙ ПУТЬ ПИСАТЕЛЯ

1.    Обращение Савла


Сергей Александрович Нилус родился 28 августа 1862 года
в Москве, на Патриарших прудах. Его отец - потомственный
дворянин Александр Петрович Нилус (1817-1900) - был бо-

гатым помещиком, владевшим селом Золотарево Мценского уез-
да Орловской губернии: 598 десятин земли и 200 душ крестьян.
Однако он порвал вековечную связь с землей и устремился в Пер-
вопрестольную, некоторое время служил титулярным советником
в государственных учреждениях Москвы и Калуги. Дед - Петр
Борисович - имел чин генерал-майора артиллерии, был участником
Отечественной войны 1812 года и войны в Европе с Наполеоном
Бонапартом.

Род Нилусов берет свое начало от шведского выходца, апте­каря Иоганна-Леонарда Нилуса, приехавшего в Санкт-Петербург а 1719 году. Швед заведовал аптекой Адмиралтейства в Крон­штадте с 1735 по 1742 год, обрусел: его дети женились на русских.

Мать Сергея - Наталья Дмитриевна Карпова - происходила не рода Малюты Скуратова-Бельского, опричника Ивана IV Гроз­ного. В ее доме увлекались шестидесятниками - Добролюбовым, Чернышевским, болели «платоническим революционным духом», который мать передала своим детям. Городская ложь призрачной свободы замутила чистый Божий родник юношеской души, отвлекла ее от молитв и постов, довела до «мерзости духовного за­пустения», когда человек забывает Бога и предается греху. Такие а церковь заходят случайно, Закон Божий не учат.

У Сергея был старший брат Андрей (1858-1941), ставший  впоследствии генерал-лейтенантом артиллерии; после революции он эмигрировал в Югославию, потом уехал в Сирию.

Другой брат Дмитрий - впоследствии юрист, с 1902 года дей­ствительный статский советник, в 1909-1913 годах - председа­тель Московского окружного суда.

Летнее время юноша проводил в имении Золотарево на попе­чении матери и няни. С детства он полюбил русскую природу:


 

поля, леса, реки. В Москве, несмотря на увлечение книгами и иностранными языками, он чувствовал себя неспокойно, потому что еще не познал Бога.

После окончания 1-й Московской прогимназии (1880) Нилус поступил на юридический факультет Московского университета, где учился вместе с братом. Он получил хорошее светское образование и вел легкомысленный образ жизни, вступил в связь со своей двоюродной сестрой богатой помещицей Натальей Афанасьевной Володимеровой (1845-1934), которая была на 18 лет старше его. 25 августа 1883 года, в Дьеппе, у них родился сын Сергей. Впоследствии Сергей Сергеевич стал чиновником: в 1904 году он служил коллежским асессором в Министерстве внутренних дел, после революции эмигрировал в Германию, с 1925 по 1940 год жил в Польше.                                                                    *      

По окончании Московского университета (1886) Сергей Алек­сандрович Нилус служил чиновником в окружных судах Эривани и Симбирска, а в 1888 году вовсе оставил службу, пытался зани­маться сельским хозяйством в имении Золотарево (1888-1905), но неудачно. Молодые годы были ведь так полны светскими со­блазнами, искушениями! Сергей Александрович знал иностран­ные языки, был хорошо осведомлен в европейской культуре и лите­ратуре, любил историю. Но в его душе не было места вере. Вместе со своей любовницей Сергей Александрович прожигал жизнь на ку­рортах Франции - в Ницце, Аркашоне, Биарритце, не задумы­ваясь над греховностью бытия, не заботясь о духовном спасении. Говорят, что одно время он посещал в Ницце кружок мартини­стов, интересуясь каббалой и изучая оккультные науки. Однако всему по воле Божией бывает положен предел. Эта первая поло­вина жизни Сергея Нилуса оказалась совершенно не похожей на вторую - благочестивую.

Однажды, около 1899 года, там, за границей, что-то в нем сломалось, оборвалось, перед глазами сверкнула молния Божьего гнева, и Сергей Александрович узрел свое окаянство, вспомнил о своем небесном покровителе - преподобном Сергии Радонежском и взалкал веры, душевного спасения, отрешения от греховного. Он решил срочно возвратиться в Россию, чтобы посещать церкви и монастыри, приобщиться к церковным таинствам, каяться и молиться, просить у Бога прощения за свои грехи, за непотреб­ную прошлую жизнь.

«По святыням Лавры, - писал Нилус в своей книге “Великое в малом”, - водил меня монашек из нестарых и из простеньких,первый, встреченный мной у врат обители, благовестный, ти­хий и смиренный; он же привел меня и к раке, где покоятся нетленные мощи Преподобного Сергия Радонежского. Молящих­ся было довольно много. Служил очередной иеромонах общий


  .

 

для всех молебен. Я стал на колени и в первый раз в своей жизни отдался дивному чувству молитвы без мудрствования лукаво­го. Я просил Преподобного простить мою духовную слабость, мое неверие, мое отступничество. Невольные благодатные слезы за­кипели где-то глубоко в сердце: я почувствовал, как будто я ушел куда-то из себя. И вдруг, подняв голову и взглянув сквозь туман набежавших слез по направлению к раке Преподобного, я увидел на стене, за стеклом, охраняющим его схиму, под схимой лик старца с грозно-устремленным на меня суровым, гневным взгля дом. Не веря своим глазам, я отвел их в сторону, продолжая еще усерднее молиться, но точно какая-то незримая сила опять заставила меня взглянуть на то же место - и вновь, но уже яснее и как будто суровее, блеснули на меня суровые очи схим­ника.

Меня обуял ужас, но я стоял перед этим строгим ликом, уже не отводя от него глаз и не переставая еще усиленнее молиться. Это уже не была молитва, как мы ее привыкли обыкновенно по­нимать - в ней не было слов, не было даже самого представления о слове, — это был какой-то вздох необычайной продолжительно сти из самых тайников глубины душевной. Продлись он долее, разорвались бы союзы души и тела. И я видел, - я утверждаю, что не галлюцинировал, а видел, именно видел, - как постепенно смягчался суровый взор, как благостнее становился лик дивного старца, как все легче и отраднее делалось моей потрясенной душе, и как постепенно под схимой туманилось, исчезало и, на­конец, исчезло чудесное изображение».*

Духовное пробуждение Нилуса от тьмы окаянства явилось следствием всего испытанного им и виденного у раки Преподоб­ного Сергия, Светильника Русской земли. Нилусом овладело смя­тение: как исправиться? что предпринять? Он метался между Москвой и Петербургом, стремясь найти применение своим проснув­шимся силам, пока не заболел. Больным он приехал в Кронштадт, чтобы повидаться со святым отцом Иоанном Кронштадтским. " Более получаса, стоя на коленях, - писал Нилус, - я, припав к ногам желанного утешителя, говорил ему о своих скорбях, открывал ему всю свою грешную душу и приносил покаяние во всем, что тяжёлым камнем лежало на моем сердце. Это было за всю мою жизнь первое и истинное покаяние. Впервые я всем существом своим постиг значение духовника, как свидетеля этого великого таинства, свидетеля, сокрушающего благодатью Божьей в корне зло гордости греха, гордости человеческого самолюбия» .**

* Нилус С. Великое в малом. Записки православного. Издание Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. 1992, сс. 10-11.

* * Там же, с. 29.


 

Так совершилось обращение грешника от тьмы неверия к цар­ству Божьей благодати.

Большое значение для Нилуся имела его первая поездка из Мо­сквы в Саровскую пустынь и Серафимо-Дивеевский монастырь летом 1900 года. Там он познал благодатность монастырской жи­зни, услышал рассказы о праведной жизни преподобного Серафи­ма от свидетелей и сослужебников подвига. Ему повезло: он за­стал еще Елену Ивановну Мотовилову, вдову Н.А. Мотовилова, и получил от нее целый короб с бумагами покойного мужа: там было немало записанных преданий и бесед о чудотворениях и подвиж­ничестве, свидетельств подлинной христианской любви. В память особенно врезались два рассказа: первый - предсказание преподоб­ного в 1831 году о судьбе России, т.е. восстании на нее трех евро­пейских держав, что и сбылось (Крымская война 1853-1856 гг.); второй - пророчество о гибели помазанника Божьего, о воцарении антихриста и о грядущих потрясениях для России («Дивеевская великая беседа »). В последнем угадывались страшные события ре­волюций, гражданской войны и богоборческого террора. Превоз­могая телесное недомогание, Нилус записывал от старцев и стариц замечательные предания, став церковным летописцем «пристаней Духа Святаго», как называли тогда Серафимо-Дивеевский мона­стырь и Оптину пустынь.

Козельская Введенская Оптина пустынь Калужской губер­нии, существовавшая с XIV века, была средоточием благодати Святого Духа, она тогда же приняла в свое лоно кающегося бо­гомольца. Научившись от преподобного Серафима стяжанию по капле благодати Святого Духа, Нилус в Оптиной учился хри­стианской жизни от старцев и боговдохновенных книг, благо мо­настырская библиотека насчитывала свыше 30 ООО томов. Здесь, на берегу Жиздры, Нилус ощущал себя рыболовом, закидываю­щим сети в Божью реку, чтобы воспринять благодать. И он нашел ее: Бог вразумил его на писание книг. В Оптиной Нилус встретил замечательных старцев, хранящих святоотеческие традиции ис­тинного монашества; среди последних выделялся иеромонах Да­ниил Болотов, проповедник, богослов и изограф. Их беседы тогда затрагивали главный для Нилуса вопрос о противоречии светской культуры и христианства, о путях преодоления губительного противостояния интеллигенции и православной Церкви и т.д. По­мните, когда Нилус поселился в пустыни (1907), его наставником и духовником стал схиархимандрит Варсонофий (Плиханков). Во время второй поездки в Оптину (1902) Нилус посетил и женский монастырь в Шамордино, где собирал материалы о знаменитом старце Амвросии (Гренкове).

В те годы сильное впечатление на Сергея Александровича произвело чтение предсмертного труда крупного философа Владими-


ра Сергеевича Соловьева «Три разговора и краткая повесть об ан­тихристе» (1900). Автор ставил цель осветить вопрос о борьбе добра против зла, стремился раскрыть смысл истории с трех различных точек зрения: бытовой, культурно-исторической и религиозной, - он писал о конце мира как о ближайшем возможном событии.

Нилусу удалось пойти дальше: опираясь на твердую веру в Бога и Священное Писание, он сумел разглядеть проявления сатанизма в тайных обществах: масонстве, сионизме и большеви­зме, - и преуспел в своих предвидениях. Господь сподобил его узнать страшные документы эпохи, вроде «Протоколов Сионских Мудрецов». Как православный христианин, Нилус понял, что представляют собой силы беззакония XX столетия. Он предувидел масштабы катастрофы, намеченные в «Протоколах» и в доку­менте Альберта Пайка.* У Нилуса иллюзий не осталось: богоиз­бранность еврейского народа кончилась с распятием им Господа Иисуса Христа, спасение нужно было искать только в правосла­вии. Постепенно Нилус превратился во взыскателя Града Небес­ного, полюбил русские монастыри - отражение небесных обителей Божиих. И всю оставшуюся жизнь ездил по ним, поклонялся святыням, молился, собирал материалы о делах Божих и излагал их в книгах.

В 1899 году в Москве в Университетской типографии увидел свет первый очерк Нилуса «Корень зла. Истинная болезнь России» (о безбожии). В 1901 году в «Московских ведомостях» были опу­бликованы заметки «Поездка в Саровскую пустынь и Серафимо-Дивеевский монастырь », в 1902 году - « Голос веры из мира торже- гтнующего неверия: поездка в Саровскую пустынь», в 1903 году - «Дух Божий, явно почивший на отце Серафиме Саровском...» и, наконец, в 1903 году вышла первая крупная книга - «Великое и малом», составившая Нилусу писательское имя в духовной сре­да. Не забудем отметить и другие книги Сергея Александровича, а именно: «Сила Божия и немощь человеческая» (1908), «Для чего и кому нужны православные монастыри?» (1909), «Жатва жизни: пшеница и плевелы» (1909), «Небесные пестуны» (1909), «Свя­тыми под спудом» (1911), «На берегу Божьей реки» (1916), «Близ градущий антихрист и царство диавола на земле» (1911, 1912), «Близ из есть, при дверех» (1917) и другие.

• Генерал Альберт Пайк, основатель «Великого Совета масонов мира»  Чарльстроуне (США) составил программу, определившую будущее развитие более, чем на сто лет. Это планы трех мировых войн и революций, в результате которых будут ниспровержены монархи в России, Германии и Австро-Венгрии и установлено мировое господство масонов- Текст документа опубликован в книге: Бегунов Ю.К. Тайные силы в истории России. Изд. 2-е, СПб, 1996, сс. 50-52.


Писания Нилуса дышат живой Святой Русью с ее молитвенни­ками и подвижниками. Недаром святой отец Иоанн Кронштадтский незадолго до своей смерти попросил Глафиру Лобовикову передать чете Нилусов, что он их крепко любит, и добавил: «Хорошо Нилус пишет, я с великим удовольствием прочитал его сочинения. Его сочинения - чистый алмаз» .*

Невольно напрашивается сравнение Сергея Александровича Нилуса с искателями духовных алмазов древних времен - состави­телей патериков обителей Божиих: Палладием Мнихом, Иоанном Мосхом, Руфином, Иоанном Кассианом. Нилус вместе с Поселяниным** обогатили русскую агиографическую литературу XX века, обратившуюся к подвигам угодников Божиих страшного, предантихристового времени.

В революционном 1905-м Нилус жил то в Петербурге, то в Цар­ском Селе, то в Оптиной пустыни. Летом того года он познакомил­ся с фрейлиной вдовствующей императрицы Марии Федоровны Еленой Александровной Озеровой (1855-1938). Ее отец, Александр Петрович Озеров (1817-1900), был русским посланником в Афинах, Тегеране и Берне, а потом обергофмейстером Двора; дядя служил послом в Баден-Бадене и Мюнхене; братья Озеровой тоже нахо­дились на государственной службе: один из них - Дмитрий Алек­сандрович, генерал-майор, был управляющим Аничкова дворца.

Елена Александровна была с детства воспитана своей мате­рью в строгом послушании Церкви. Она стала попечительницей одной из патриотических школ сирот, а также фельдшерских женских Рождественских курсов. Там, у Олимпиады Федоров­ны Рагозиной, начальницы курсов, и произошла встреча Сергея и Елены. Случай по делам Красного Креста сблизил Елену Алек­сандровну с императрицей Александрой Федоровной, она стала помогать государыне в Царском Селе в качестве фрейлины, но их сотрудничество было кратковременным.

В то время она встречалась с Сергеем Александровичем, и он понравился ей как бесхитростный, верующий, увлеченный чело­век, интересный собеседник, музыкант, художник, писатель.

Осенью 1905 года Нилус работал в Оптиной пустыни над под­готовкой второго, дополненного новонайденными «Протоколами Сионских мудрецов» издания «Великое в малом». В декабре того же года с помощью Е.А. Озеровой и Царскосельского Красного Креста книга вышла в свет и привлекла всеобщее внимание. Но если православный народ читал ее со страхом Божиим, то бого­

* Письмо Глафиры Лобовиковой к Нилусам от 5 июля 1908 года. Цит.

по: К Свету. М., 1993, №3-4, с. 44.

** Евгением Николаевичем Погожевым (1820-1931) - исповедником, известным популяризатором церковной истории.


  .

борцы - с ненавистью к ее автору. Такого откровения они про­стить не могли. В печати началась травля автора.

А тут еще такое событие: 3 февраля 1906 года в Казанском соборе было совершено таинство венчания Сергея Александрови­ча и Елены Александровны. Святой отец Иоанн Кронштадтский благословил их брак.

Сергей Александрович ждал рукоположения в священники Волынской епархии. Однако из-за канонических препятствий ар­хиепископ Антоний (Храповицкий) отказал ему. Так же посту­пили и другие архиереи.

В это время писатель переживал разочарование в Петербурге. «Нет, для меня Петербург - чужое болото, - писал он, - и общего у меня с ним - одно небо, да те сокровенные рабы Божии, которы­ми еще стоит и на которых держится этот русский Вавилон, блудница великая. А тут еще думы одна другой тяжелее о Роди не, о Царе, о народе, о той разверзшейся под их ногами бездне, в которую неудержимо катится наше горемычное Отечество, от которого за наши грехи и беззакония въяве отступает благо­дать Божия.

И ведь вот еще горе: я не только предугадываю погибель, но я ее знаю, откуда она идет, от кого происходит, что в близком будущем ждет всех нас, если только не преклонится к нам ми­лость Господня, и (...) помочь ничем не могу: голосу правды никто не внемлет. И снова видят, и слухом слышат - и не разумеют.

Сердце мое скорбит и чует грозу неминучую. Вам, моим радо стям монастырским, готовятся венцы великие от отступни­ческого мира, который точит на вас ножи булатные, разжигает костры кипучие. Пока творится все это под маской лицемерного благочестия, но не далеко уже то время, когда восстанет на вас открытое гонение».*

И Нилусы покинули опостылевший Петербург. Имение Зо­лотарево к тому времени было уже продано. Поехали на Волгу, в Николо-Бабаевский монастырь, близ Костромы (1906), потом - в Иверский, на Валдае, и оттуда - в Оптину пустынь. Поселив­шись в Консульской усадьбе, старались жить по монастырскому уставу, молились, много работали...

Оптинские годы были самыми счастливыми и плодотворными в жизни Нилуса. В то время он печатал свои работы в журналах «Троицкая народная беседа», «Троицкий листок», а также изда­вал и переиздавал одну за другой свои книги с помощью Свято-

* Письмо С.А. Нилуса матушке Юлии, монахине Шамординской обители. Апрель 1905 г. Цит. по: Сергей Нилус. На берегу Божьей реки. Записки православного. Ч. 2. Издание Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1992, с. 192.


 

Троице-Сергиевой Лавры и купцов-благотворителей. Именно там, в Оптиной, была задумана книга «Близ грядущий антихрист и царство диавола на земле» (1911). Она была издана тиражом 10000 экземпляров. Помогал своими средствами петербургский купец-старообрядец М.Д. Усов. Тираж был быстро распродан, и потребовалось переиздание. Во второй раз книга вышла в 1912 году, как вторая часть «Великого в малом», тиражом в 3 100 экзем­пляров, и следом потребовался третий тираж - в 5 000 экзем­пляров. Оптинские старцы хотели также наладить с помощью Нилуса издание «Оптинского листка», однако на это не хватило средств.

Сергей Александрович в то время работал над дополнением своего труда «Близ грядущий антихрист и царство диавола на зем­ле»; рождалась новая книга «Близ есть, при дверех». Ее содержа­ние Нилус обсуждал с монахами, что выливалось в нескончаемые беседы об антихристе и Втором пришествии Иисуса Христа. Эти разговоры кому-то показались опасными. Над Нилусом собиралась гроза. Речь идет о кознях в петербургском салоне графини Игна­тьевой, куда захаживали и столичные архиереи. Святейший Си­нод узнал от епископа Серафима (Чичагова), впоследствии ми­трополита, о том, что в Оптиной пустыни из-за речей Нилуса среди иноков якобы наступило смущение. Из Синода последовала реко­мендация о. Варсонофию: публично осудить своего духовного сына. О. Варсонофий отказался. Тогда поступило новое распоря­жение: перевести отца Варсонофия в Коломенский Голутвин монастырь, что и было сделано. Нилусы 14 мая 1912 года были вынуждены покинуть Оптину пустынь. А о. Варсонофий вскоре (1.04.1913)умер.

Все успокоились, а до конца привычного мира Российской империи оставалось меньше пяти лет.

Во время беседы в Оптиной пустыни еще в 1909 году канце­лярский послушник о. Павел Крутиков говорил провидцу: «Сер­гей Александрович! Вы наводите на нас такую жуть: ведь сейчас в России ничего не ощущается, быть может, это и будет, но теперь нет основания так беспокоиться». Сергей Александрович так от­вечал ему: «Эх, отцы, отцы! Эти стены скрывают от нас ту ужас­ную обстановку, среди которой мы живем; но слава Богу, что вы всего не знаете, но я не пророк, я скажу вам, что вы сами на себе испытаете все то, что я вам говорю» .*

В воздухе страны витали предчувствия неотвратимой грозы. В том же 1912 году в Якутии, на приисках «Лена-Голдфилдс», раз­-

* Концевич И.М. Оптина пустынь и ее время. Редакция Е.Ю. Концевич и Г.Д. Подмошенского. Джорданвилль, Нью-Йорк. Монастырь Святой Троицы, 1970, с. 350.


дались провокационные выстрелы по рабочим. В том же году ба­рон В.П. фон Эгерт дважды издал в Петербурге свою брошюру под названием «Надо защищаться», в которой привел сведения об ожесточенной кампании сатанистов США и Европы против Рос­сии с целью провоцирования войны. Несмотря на экономический рост и увеличение благосостояния граждан, политическая неста­бильность в стране росла, и далее пятое место в мире по объему производства на душу населения не могло спасти империю от кра­ха. Европейские режимы медленно клонились в сторону войны, которая грозила захлестнуть и Россию. Все это благоприятство­вало планам международного масонства против «тронов и алта­рей». Погибель Российской Империи была уже предрешена тем­ными силами.

Тем временем Нилусы направились в Иверский монастырь и по­селились близ него на Соловьевской усадьбе, где прожили до апре­ля 1917 года.

Один студент, проживавший вместе с Нилусами в Валдайском Иверском монастыре, вспоминал:

«Это была сильная личность, человек блестящий, талант­ливый музыкант, художник, писатель. Говорил он необыкновенно интересно, взгляды его были глубоки и оригинальны. Его чисто русская душа - нараспашку, с сердцем восторженным, искренне открытым, была готова любить всякого. Идеализировал он кого только мог, при этом попадался, разочаровывался, но был неис­правимым. При почти постоянном безденежье он умудрялся про­являть самую широкую щедрость. Вера его была непоколебима. Сергей Александрович был высокого роста, очень представи­тельный, с большой окладистой бородой с сильной проседью и выразительными карими глазами. Дома он носил русскую рубаш­ку и высокие сапоги, и, несмотря на скромную эту крестьянскую одежду, походил типом на русского барина... Мне приходилось встречать в жизни людей доброй христианской настроенно сти, но такой жизни по вере, такого глубокого, живого евангель­ского духа, какой я увидел здесь, мне не приходилось встречать доселе нигде, да и не пришлось после. Все отношение Нилусов к людям, несмотря на испытываемые ими огорчения, было так христиански просто, доверчиво, сердечно и ласково, таким овеяно светом и теплом, что я не мог не погрузиться сразу же всей душой в эту радостную, любвеобильную атмосферу... Еже­дневно читали они жития святых, были проникнуты их настро­енностью».*

* Концевич Е.Ю. Сергей Александрович Нилус. Краткое жизнеописание автора Сергея Нилуса. В кн.: На берету Божьей реки. Записки право­славного. Сан-Франциско, 1969, сс. 18—Ш-


 

Нилус продолжал упорно трудиться. В 1916 году вышла в свет книга «На берегу Божьей реки», а в начале 1917 года - «Близ есть, при дверех». Однако грозовые тучи уже сгустились: про­изошла февральская революция. А 2 марта 1917 года по приказу Временного правительства почти весь тираж готовой книги был уничтожен специальным воинским отрядом на железнодорожной станции Лавра.

В апреле 1917 года Нилусы получили приглашение от князя Владимира Давидовича Жевахова — брата последнего товарища обер-прокурора Св. Синода Н.Д. Жевахова.* Тот звал их погостить в своем имении Линовица в окрестностях Полтавы. Переезд совер­шился быстро, но спокойствия на душе у Нилусов не было: уже ведь наступило предантихристово время. После Октябрьского перево­рота Украину захлестнули кровавые события. Власть переходила из рук в руки: Рада, Директория, белые, красные, петлюровцы, немцы, многочисленные атаманы... За время гражданской войны Линовица 30 раз переходила из рук в руки. Там, в Ржищевой пу­стыни на Полтавщине Нилус записал предание о вещем сне 14-лет­ней послушницы Ольги Бойко. 21 февраля 1917 года она увидела во сне новых мучеников христианских за имя Христово, за веру и Церковь, среди которых первым был государь-император Николай II, чье время земного бытия приближалось к концу. 2 7 марта 1918 года в Екатеринбургском узилище, доме купца Ипатьева, государь за­писал в своем дневнике: «Вчера начал читать вслух книгу Нилуса об антихристе; куда прибавлены “протоколы” евреев и масонов - весьма современное чтение».**

В ноябре 1917 года по просьбе епископа Никона (Рожде­ственского) Нилус написал предисловие к 5-у изданию «Близ есть, при дверех». Однако при большевиках переиздание книг Нилуса было делом невозможным. Только за хранение крамольной кни­ги Нилуса полагался расстрел.

Зимой 1918-1919 гг. уехал в Германию сын Нилуса Сергей Сер­геевич. Там он примкнул к немецким правым и способствовал пе­реизданию и переводам сочинений отца.

В 1923 году у Нилусов начались скитания? Они переезжали с места на место, в страхе за свою судьбу. Сергей Александрович арестовывался ГПУ не менее шести раз. Он сидел в тюрьмах Киева, Прилук, Москвы. После очередного допроса, истязаний, непро­должительного заключения Нилуса отпускали. Сергей Алексан­дрович рассказывал, что большевики сокрушались о том, что его книга «Великое в малом» переиздавалась заграницей, а «Прото­

* Подробнее о них смотри вступительную статью А. Степанова ко второму разделу настоящего издания - «Между миром и монастырем», сс. 483-506.

** Цит. по: К Свету. М., 1993, №№ 3-4, с. 15.


колы Сионских Мудрецов» часто переводились на иностранные языки. Сергей Александрович обычно отвечал следователям, что он не был причастен к распространению и переводам своей кни­ги. «Если вы меня расстреляете, - разъяснял подследственный, - то этим докажете правильность написанного мною в книге». — «Вот в том-то и дело», - ответил, стукнув по столу кулаком, сле­дователь.*

Время с августа 1925 по середину февраля 1926 года с неболь­шим перерывом Нилус просидел в страшной тюрьме на Лубянке. Его морили голодом, сажали в чулан, где нечем было дышать, но боялись расстреливать, добиваясь естественной кончины Сергея Александровича: иудо-большевикам был страшен «автор протоко­лов», а его расстрел мог бы послужить поводом для усиления слу­хов о зверствах ГПУ и мученичестве Сергея Александровича, кото­рый был виноват лишь в том, что родился русским и не предал России. В конце концов его отпустили, признав «коечным боль­ным». Тем временем его жена тайно связалась с Германским по­сольством, чтобы спасти и переправить архив и книги Нилуса за границу к своей племяннице Елене Юрьевне Карцовой (1893- 1989), в замужестве Концевич. Ей это удалось, архив писателя сохранился и находится сейчас в Америке.

Немецкий посол Брокдорф фон Ранцау даже предлагал Нилусам политическое убежище в Германии. Но Сергей Алексан­дрович работал тогда над второй частью «На берегу Божьей реки» и не хотел покидать Россию, не закончив своего сочине­ния.

В1926-1928 гг. Нилусы нашли пристанище в Чернигове в доме графини Ольги Комаровской, но ГПУ прознало о «человеке без про­писки», якобы «авторе протоколов», и выслало Сергея Александ­ровича из города. К тому же в апреле 1928 года Нилусы получили приглашение от священника Василия Смирнова переехать к нему жить в деревню Крутец Александровского района Владимирской губернии. Нилусы так и поступили. Вот как описывает писатель

А.Н. Стрижев приезд Сергея Александровича в Крутец: «Измучен­ный угрозами и допросами в узилищах, чуждый массовому чело­веку и опаляемый ненавистью кровожадных властей, духовный писатель, некогда со светлым и веселым взором, выглядел совершенно дряхлым и больным. Внешне он напоминал своего небесно го наставника, преподобного Серафима Саровского. Только он фигурой крупней, но также согбен и сед, и ликом похож, в ру ках палочка. Журнальная работа оставлена давно, потенциал надежды исчерпан, но собранности духа не утратил, и даже воз росла уверенность в православии. Все тот же темпераментный

* Там же, с. 58.


 

стиль письма - вел дневниковые записи и кое-что из них читал потом за столом новым друзьям» .*

Длинным сатанинским шлейфом тянулась за писателем лож­ная слава «автора протоколов». Вот почему в сентябре 1928 года местное ГПУ произвело обыск в доме Смирновых: искали бумаги, но не смогли ничего найти. Марии Смирновой удалось спрятать заветную тетрадь с записями. На Сергея Александровича это со­бытие плохо повлияло: приступы болей в сердце участились. Боль­ному становилось все хуже. Перед смертью он говорил о том, что приближаются тяжелые антихристовы времена, так как некому удерживать людей в их устремлении к злу. Чтобы устроить в Рос­сии свободную и счастливую жизнь, нужны правильно мыслящие люди, иными словами, православные патриоты, радетели за держа­ву, национальное государство и национальную политику, и за на­род, за русский язык, как это было по старине. А таких людей было мало, потому что вера оказалась порушена, церкви и монастыри большевиками разорены, закрыты.

Вечернюю беседу Сергей Александрович всегда заканчивал молитвой к Божией Матери - Покровительнице и Заступнице Русской земли.

14 января ст.ст. 1929 года, в навечерие праздника преподоб­ного Серафима Саровского, Сергея Александровича не стало. Стра­далец скончался на руках своей жены. А17 января Смирновы по­хоронили Нилуса у южной стены колокольни местной Успенской церкви.

Через год отец Василий Арсеньевич Смирнов был арестован, дом отобран, церковь закрыта и превращена сначала в клуб, потом в магазин, а после, за ветхостью, разобрана. Могилка Нилуса по­чти сравнялась с землей.

Елена Александровна Нилус скончалась 10 апреля 1938 года в городе Кола Мурманской области, у чужих людей.

Время тоталитарного режима сделало все, чтобы изгладить из памяти людей имя Нилуса: даже книги его изымались из би­блиотек и уничтожались. Но со временем православные русские люди восстановили доброе имя Нилуса, переиздали его сочинения, написали о нем статьи, опубликовали письма и воспоминания, провели цикл радиопередач, наконец, нашли и восстановили его могилу. Большая заслуга в этом принадлежит члену-корреспонденту Международной Славянской академии наук А.Н. Стрижеву.

Имя Сергея Александровича Нилуса ныне прославлено на всю Россию, на весь мир.

«Смертному сему - облечься в бессмертие» (св. Апостол Па­вел. IKop. XV, 53).

* Там же, сс. 19-20.


2.    О книге Нилуса

Книга Нилуса «Близ есть, при дверех» представляет собой значительно переработанное и дополненное издание второй части его книги «Великое в малом». В первом издании 1903 года этой части вовсе не было. Во втором издании 1905 года появился очерк «Ан­тихрист как близкая политическая возможность» вместе с ново- найденным документом «Протоколам Сионских Мудрецов», кото­рые Нилус назвал «Хартией антихристова царства». «В этом очер­ке, — писал Нилус в предисловии к изданию 1905 года, — читатель найдет разгадку великой мировой тайны: наступает близкое тор­жество всей христианской веры. Но близкое торжество веры приблизило и страшное время антихристова гонения на веру».

Главный вопрос, который лежит в основе профитической кон­цепции духовного писателя, - о реальной политической возмож­ности пришествия антихриста в ближайшие годы. Может ли уже теперь, вскоре, на короткое время прийти антихрист, происходя­щий из колена Данова, и каким образом станет он царем и владыкой всей земли, лжемессией, возвещенным апостольским пророче­ством, который жаждет «прельстить, аще возможно, и избран­ных» (Мф. XXIV, 24)?

Втретьем издании «Великое в малом» (1911) 11-йи 12-йочер­ки - «Что ждет Россию» и «Антихрист как близкая политическая возможность» - соединились в один апокалиптический очерк под названием «Близ грядущий антихрист».

В четвертом издании было изменено заглавие уже всей книги - «Близ есть, при дверех. О том, чему не желают верить и что так близко». Первые слова взяты из Евангелия от Марка - из пропо­веди Иисуса Христа, где Он говорит о втором пришествии Сына Человеческого, «грядуща на облацех, с силою и славою многою». «От смоковницы же научитеся притче, - пояснял Христос, - егда уже ветвие ея будет младо и изращает листвие, ведите, яко близ есть... при дверех» (Мк. XIII, 26-29).

В своей книге Нилус следует за текстом евангельской пропо­веди. Он добавил вторую и четвертую главы первой части, допол­нил и отчасти заново написал целые части - вторую, третью и чет­вертую, послесловие и приложение. В результате был значитель­но увеличен, переработан и заново осмыслен весь труд о грядущем антихристе, вслед за которым явится на землю Сын Человечес­кий, чтобы творить Божий Суд.

Эта книга - о спасении христианской души от дьявольской «тайны беззакония». Это - своеобразный компендиум антимасон­ства и антисатанизма.

Книга завоевала сердцу и умы современников уже в первые десятилетия XX столетия и объяснила многие последующие по­


 

вороты в мировой политике. Распад СССР и конец мировой тота­литарной системы способствовали возрождению интереса к кни­ге Нилуса, которую начали переиздавать и комментировать.

Нилус одним из первых предвидел время катастроф и пере­мен. Все началось с масонской февральской революции 1917 года. В понимании Нилуса это была первая поступь Зверя, однако, к со­жалению, далеко не последняя. Затем последовали Октябрьский переворот, гражданская война, красный террор, убийство госуда­ря императора Николая II Александровича, и всей его семьи, и еще многих Романовых. События 1914-1921 гг. унесли 21 мил­лион жизней в России... Но несмотря на все ужасы беззакония, Нилус, как христианин, даже к большевикам относился снисходи­тельно - как к людям несчастным, заблуждающимся, омраченным тьмою князя мира сего. «Нет никакой надобности доказывать, - писал автор американской брошюры “Пламенная любовь”, - что Нилус от всего сердца любил и еврейский народ, хотя всем извест­но из Священного Писания, что, следуя за своими слепыми во­ждями, евреи стали предателями и богоубийцами (Деян. VII, 52)... Но не только злоба людей, но и все силы ада побеждаются только любовию и смирением Христовым. И надо, наконец, по­нять, что именно этим и только этим духом написана книга Нилуса» .*

«Молиться надо!» — восклицает Нилус в самом начале книги. Сам он всем сердцем сокрушался о всеобщем оскудении веры и с великой горечью и болью отзывался на торжество зла: братоненавистничества и зависти, воровства и убийств... Нилус видел в современных ему событиях то неотвратимое, что предвидели еще оптинские старцы, преподобный Серафим Саровский, праведный отец Иоанн Кронштадтский... Сергей Нилус был их верным по­следователем. Но будучи человеком светским, он сумел преломить апокалиптические откровения сквозь призму реальной полити­ческой обстановки конца второго тысячелетия от Рождества Хри­стова.

Сергею Александровичу пришлось основательно познако­миться с историей масонства и экспансии еврейского капитала в торговле, промышленности, банковском деле, в адвокатуре, по­литике и т.п. В Ротшильдах, Марксе и появлении иудобольшеви ков Нилус сумел разглядеть звенья одной антихристовой цепочки.

Труды Нилуса «Великое в малом» и «Близ есть, при дверех» продолжают книжную традицию капитальных антимасонских ис­следований, начатую аббатом Августином Баррюэлем своими «За­писками к истории якобинской литературы» (1797). Баррюэль прямо обвинил масонов-иллюминаторов, творцов теории мировой

* Там же, с. 42.


революции, в организации и проведении террора 1793-1794 гг. Сорок лет спустя протестант Эккерт публично обвинил масонство в причастности к революции 1830 года. Затем, еще через тридцать лет, Дешан и Жаннэ с документами в руках доказали, что террор 1793 года, революции 1830 и 1848 годов, наконец, революции 14 сентября 1870 года и коммуны весны 1871 года - все это дело рук масонства, в котором значительный удельный вес принадлежал всегда еврейству. Социалист-утопист Шарль Фурье, проникнувшись духом трудов Баррюэля, уяснил главное: кто и зачем устраивает разрушительные революции. Фурье передал эстафету критики меж­дународного еврейства, как наднациональной враждебной силы, своим ученикам. Одним из них был А. Туссенель, автор крупного научного труда «Евреи - короли эпохи» (1847).

Туссенель стал родоначальником целой вереницы подобных трудов. Зависимость одного от другого можно изобразить в виде следующей схемы:

Баррюэль

Фурье

|

Туссенель

|

Гужено де Муссо

 «Еврей, иудаизм и иудаизация христианских людей» (1869)

|

Шаботи

 «Франкмасонство и евреи»,

«Евреи - наши господа» (1880)

|

Копэн-Альбанчелли (Альбанселли)

«Масонская драма, оккультная власть Франции» (1892)

 «Жидо-масонский заговор» (1908)

|

С.А. Нилус «Великое в малом» (1905)

«Близ есть, при дверех» (1917)

«Близ есть, при дверех» Нилуса оказалось созвучным в рус­ской мистической литературе другим трудам того времени, а имен­но: «Великий инквизитор» Н.А. Бердяева, «Антихрист. Записки странного человека» В.П. Свенцицкого, «Столп и утверждение истины» П.А. Флоренского, «Религиозный смысл русской рево­люции» С.А. Аскольдова, «Бысть при дверех» Я.С. Друскина,


 

Д.А. Андреева, Й.Рота и А. Мацейны, «Об антихристовом доб­ре» Г.П. Федотова, «О природе сатанинской» Н.О. Лосского и мно­гих других. Но если в большинстве из них речь шла об антихри­сте как разновидности социального мифа, то в «Близ есть, при дверех» Нилус рассматривал антихриста как реальную лич­ность, с которой можно бороться и — победить.*

Итак, Нилус создал образцовый труд, равновеликий в мировой литературе о масонстве трудам Александра Селянинова, графа Артура Череп-Спиридовича, виконта Леона де Понсена, Николая Маркова 2-го, Василия Иванова, Дугласа Рида, Григория Климова, Тодора Дичева и Николы Николова, Дэвида Дюка.

Несомненна заслуга Нилуса в установлении связи между опу­бликованными им в «Протоколах» планами мирового масонства и практикой политического сионизма.

В третьей части книги, называемой «Тайна беззакония», Ни­лус дает подробный анализ мистических учений, которыми бого­борцы пытаются уловить в свои сети людей, чувствующих себя неуютно без веры. При этом в сознании соблазнившихся лжеучи­теля незаметно подменяют Бога Его сопротивником, сатаной. Так осуществляется «тайна беззакония». Ибо беззаконие - это отрица­ние Закона Божия, а, значит, принятие закона сатанинского. Об­личению последнего посвящена четвертая часть книги — «Печать антихриста и число “Зверя” 666».

Нилус чувствовал, что на переломе девятнадцатого и двадца­того столетий человечество переживает исключительный истори­ческий момент массированного наступления сил зла, которое вполне может привести к воцарению антихриста, и стремился предупредить об этой опасности всех людей.

3.    Был ли Нилус автором «Протоколов»?

Осенью 1901 года (а возможно, и раньше) Нилусу попала в руки рукопись на французском языке - протоколы 24-х секретных засе­даний руководителей не то тайной масонской ложи, не то съезда « Все­общего Союза Израеэлитов», известные как «Протоколы Сионс­ких Мудрецов».

Суть «Протоколов» американский историк Уолтер Лакер вы­разил следующим образом:

«Они провозглашают своей целью разрушение всех суще ствующих тронов и религий, разрушение всех государств и пост роение на их руинах всемирной еврейской империи, возглавляе­мой императором из дома Давидова. Для этой цели евреи ис­-

* См. Молчанов Б. Антихрист. Джорданвилль, 1960. В книге: Антихрист. Антология. М., Высшая школа, 1993.


пользуют различные тайные организации (такие, как масонс­кие ложи), но их главные орудия - демократия, либерализм, со­циализм. Евреи скрываются за всеми всплесками активности в истории (включая, разумеется, французскую революцию), ибо они поддерживают требование свободы личности. Они сто­ят и за борьбой классов. Ими организованы все политические убийства и, конечно, крупные забастовки. Они подстрекают ра­бочих к алкоголизму и пытаются создать хаос, повышая цены на продовольствие и распространяя инфекционные болезни. Они уже создали Тайное Всемирное Правительство, но, поскольку их власть еще не достигла предела, они подстрекают народы друг против друга, желая спровоцировать мировую войну. Есть, однако, большая разница между тактикой, используемой для ус­тановления всемирного господства, и их реальными целями. Му­дрецы ни в коей мере не либералы и не демократы: подлинное счастье, по их мнению, дают не демократические принципы, а слепое послушание власти. Лишь небольшая часть населения получит какое-то образование, ибо распространение просвещения среди низших слоев станет одной из главных причин падения хри­стианских государств. Почетной обязанностью всех граждан будет шпионство и доносительство друг на друга. Правитель­ство будет безжалостно расправляться с теми, кто противится ему. Сообщники по заговору, такие, как масоны, будут ликвиди­рованы: часть их убьют, а часть поместят в карательные заве дения за морем...»*

Судьба Российской империи наглядно свидетельствует о том, что приверженцы так называемого большевизма действовали именно таким образом.

...9 декабря 1901 года в своем орловском имении Золотарево во время болезни С.А. Нилус закончил перевод текста «Протоко­лов» на русский язык и принялся выяснять, кто и что знает о про­исхождении этого документа. Результат был нулевым, хотя, по сви­детельству П. Ильинского, зимой 1901-1902 годов рукописные и машинописные копии текста «Протоколов» ходили в России по рукам.                        /               *

Несмотря на отсутствие информации, Нилус решил преду­предить русское общество о грозящей ему опасности путем изда­ния «Протоколов», но его опередили. Вначале молдаванин жур­налист Паволакий Крушеван напечатал большую часть текста в петербургской газете «Знамя», а затем другой молдаванин, Ге­оргий Владимирович Бутми де Кацман, издал текст «Протоколов» отдельной книжкой под заглавием «Корень наших бед»; всего в 1905—1907 годах вышло шесть петербургских изданий Бутми

* Лакер У. Россия и Германия. Наставники Гитлера. Вашингтон, 1991, с. 136.


 

под названием «Обличительные речи. Враги рода человеческо­го» . Еще одно издание под названием «Выдержки из древних и со­временных протоколов Сионских мудрецов» увидело свет в 1907 году в Казани. И особое место в этом ряду занимает неизвестное издание, вышедшее в Москве под названием «Древние и новые Протоколы собраний Сионских мудрецов» (1905; до 1970 года книга хранилась в ГПБ под шифром 34.50.4.1004).

Тем временем в декабре 1905 года Нилусу удалось опублико­вать «Протоколы» в составе книги «Великое в малом и Антихрист как близкая политическая возможность».

В 1911 и 1917 годах они вновь увидели свет в составе книг Ни­луса «Великое в малом» и «Близ есть, при дверех» (тиражи - 3000 и 5000 экземпляров). Однако судьба последнего издания сложи­лась трагично. В конце февраля 1917 года 3000 экземпляров, толь­ко что отпечатанных в типографии Троице-Сергиевой Лавры, были приготовлены к отправке в Москву. В Петрограде соверши­лась Февральская революция. В революционной горячке масонское Временное правительство князя Г.Е. Львова, занятое тысячью про­блем, не забыло в числе первостепенных дел распорядиться об унич­тожении тиража крамольной книги. 2 марта 1917 года на станции Лавра появился вооруженный отряд. Тюки с книгами были выта­щены из вагона, сброшены на землю и сожжены. Чудом сохрани­лось 600 экземпляров, которые позднее поступили из типографии Лавры в книжные магазины Петрограда и Москвы, а также в лич­ные библиотеки, в том числе заграничные.

В июле 1917 года Временное правительство А.Ф. Керенского приказало изъять из книжных магазинов и коллекторов библио­тек книгу Нилуса и уничтожить ее. Позднее, после выхода указа об антисемитизме («О погромщиках»), подписанного В.И. Лени­ным 27 июля 1918 года, хранение книги Нилуса было чревато рас­стрелом. Неудивительно, что публикации «Протоколов» почти полностью отсутствуют в крупнейших российских библиотеках; власть предержащие провели массовое изъятие («утерю») почти всех изданий.

Однако вывезенная из страны русскими эмигрантами книга Нилуса «Близ есть, при дверех» начала распространяться по Евро­пе и Америке. С 1919 года текст «Протоколов» стал переводиться на английский, арабский, венгерский, голландский, греческий, испанский, итальянский, китайский, латышский, немецкий, польский, португальский, румынский, сербохорватский, фин­ский, фламандский, французский, чешский, шведский, японский и многие другие языки. Во множестве перепечатывалось русское издание Нилуса эмигрантами в Германии и в других странах. Та­ким образом «Протоколы» получили всемирную известность. Их содержание широко обсуждалось, комментировалось на страницах


таких газет и журналов, как «Крейццайтунг», «Хаммер», «Мор- нингпост», «Таймс», «Дирборниндепендент», «Патриот», «Бри­тиш гардиан», «ВьейФранс», «Призыв», «Последниеновости»...

Мнения о «Протоколах» были представлены во всех спектрах: от молитвенной солидарности с их публикатором и страхом Бо- жиим перед грядущими событиями до шельмования, гонений и клеветы на осмелившегося предать гласности то, что предназна­чалось для «избранных» ушей.

Миф о Сергее Александровиче Нилусе то ли как о мистифи­каторе, то ли как о легковерной жертве мистификаторов возник с подачи французского иезуита, есаула русской службы графа Александра дю Шайла. Последний в 1909 году специально при­ехал в Оптину пустынь, чтобы встретиться с жившим там Нилусом. «Нечаянно» разговор зашел о «Протоколах», к тому време­ни уже изданных. Нилус вынул из сундука, который он называл «музеем антихриста», заветную тетрадку с оригинальным фран­цузским текстом. Дю Шайла отметил, что рукопись написана различными почерками и разными чернилами, что в ней имеются орфографические ошибки (что недопустимо для подделывателя) и нефранцузские обороты речи. Из этого граф заключил, что «Протоколы» писал иностранец, но не русский.

Нилус высказал предположение, что копия, вероятно, дела­лась наспех во время заседаний таинственного кагала, разными лицами, не-французами. Дю Шайла с ним не согласился и заявил, что «Протоколы» - подделка, но не объяснил, чья, зачем и когда сделана. Впрочем, он намекал на шефа русской тайной полиции за границей генерала П.И. Рачковского.

Позднее, в 1921 году, дю Шайла опубликовал в русской газе­те «Последние новости» и в «Еврейской трибуне» (Париж) свои записки об этой встрече с целью скомпрометировать Нилуса, но получил достойную отповедь читателей «Последних новостей» и свидетелей на Бернском суде.*

По утверждению иезуита, основанному якобы на личном при­знании Нилуса в 1909 году, французская рукопись будто бы была привезена в Золотарево из Парижа от П.И. Рачковского Натальей Афанасьевной Володимеровой, любовницей Нилуса. Однако этим фантазии дю Шайла не ограничились. Он договорился до того, что Нилус якобы играл роль орудия мести против французского магне­

* Экспертиза показаний дю Шайла на Бернском суде принадлежит про­фессору В. Поттнеру (Вена), который обнаружил у дю Шайла 107 не­точностей и ошибок. О сомнительных фактах из жизни дю Шайла со­общили Бернскому суду адмирал барон Врангель и офицер Макаров (см. Staatsarchiv Bern. ВВ 15. 1.1557*е. Материалы к судебному процессу). Подробнее о дю Шайла см. раздел «Лжец, вещающий правду» в книге «Неизвестный Нилус», т. 2, М., 1995, сс. 244-273.


тизера Филиппа Вашона(Низье-Вашо), лечившего в 1901-1903 го­дах императрицу Александру Федоровну. Персонажами выдуман­ной им интриги фигурировали генерал Рачковский, вдовствующая императрица Мария Федоровна, великая княгиня Елизавета Фе­доровна, граф Витте. По «версии» дю Шайла, компрометация Филиппа Вашона осуществлялась с помощью «Протоколов», буд­то бы специально составленных для этой цели.

Большую несуразицу трудно было придумать, так как, во-пер­вых, при императорском дворе о Нилусе ничего не знали до конца 1905 года, когда Филипп Вашон был уже мертв (он умер в Лионе 2.08.1905);а во-вторых, примерно за десять лет до издания Нилусом «Протоколов» рукопись уже находилась в распоряжении туль­ского помещика и позднее московского церковного чиновника Филиппа Петровича Степанова, а по крайней мере по двум губерни­ям, Тульской и Орловской, ходили издания «Протоколов» в 1895 и 1897 годах. Так что несостоятельность обвинений Нилуса в ми­стификации «Протоколов» очевидна.

Тем не менее ложную версию дю Шайла подхватили немецкая энциклопедия Брокгауза, петербургский журналист Михаил Золотоносов, тележурналист Евгений Киселев (в передаче ТВ «Итоги» от 16 августа 1992 г.), адвокат Генри Резник, журналист Вла­димир Скосырев, автор провокационной статьи «Найден автор “Протоколов Сионских Мудрецов”» («Известия» от 20.11.1999 №219/25564), авторы статьи о «Протоколах» в «Краткойеврей­ской энциклопедии» (Иерусалим, 1992), французский политолог Пьер-Андрэ Тагиев («Протоколы сионских мудрецов», тт. 1 и 2. Париж, 1992), петербургский историк Р.Ш. Ганелин («Нацио­нальная правая прежде и теперь. Историко-социологические очерки». СПб, 1992, ч. 1), тель-авивский литературовед Савелий Юрьевич Дудаков («Очерки русской литературы XIX-XX вв. Ис­тория одного мифа», М., 1994), итальянский ученый ЧезареДе Микелис («Несуществующая рукопись: “Протоколы Сионских Муд­рецов”», Венеция, 1998) и многие другие. При этом явно при­страстные авторы без всяких доказательств называют Нилуса «апостоломереси», «плагиатором», «реаниматором полицейского сочинения - одной из самых модернизированных теорий челове­коненавистничества», автором труда, якобы «завоевавшего умы и сердца эпохи тоталитарных государств» и т.д., и т.п.

Таким образом, тенденциозные исследователи облыжно пе­рекладывают вину с больной головы на здоровую. Ибо истинные апостолы Главного Человеконенавистника, сатаны, - не кто иные как «сионские мудрецы», творцы «Протоколов». Нилус стал л ишь нечаянным свидетелем их планов, в его руки случайно попал под­линный подлейший документ истории, и у него достало смелос­ти его издать, сопроводив собственными комментариями.


Между тем имеет место признание бывшего действительно­го статского советника и прокурора Московской Синодальной конторы Филиппа Петровича Степанова, сделанное им в городке Старый Футог в Югославии 17 апреля 1927 года и заверенное но­тариусом: «В 1895 году мой сосед по имению Тульской губернии отставной майор Алексей Николаевич Сухотин передал мне ру­кописный экземпляр “Протоколов Сионских Мудрецов”. Он мне сказал, что одна его знакомая дама (не назвал мне ее), прожи­вавшая в Париже, нашла его у своего приятеля (кажется, из ев­реев ) и, перед тем, как покинуть Париж, тайно от него перевела их и привезла этот перевод, в одном экземпляре, в Россию и переда­ла этот экземпляр ему - Сухотину. Я сначала отпечатал его в ста экземплярах на гектографе, но это издание оказалось трудно чи­таемым, и я решил напечатать его в какой-нибудь типографии без упоминания времени, города и типографии; сделать это мне помог Аркадий Ипполитович Келеповский, состоявший тогда чиновником особых поручений при Великом князе Сергее Алек­сандровиче; он дал их напечатать Губернской Типографии; это было в 1897 году. С А. Нилус перепечатал эти протоколы в своем сочинении со своими комментариями» .*

Гектографическое издание было сделано в доме Стейанова в количестве 100 экземпляров с рукописного русского текста, оза­главленного иначе, чем в издании Нилуса, а именно: «Древние и современные протоколы встреч сионских мудрецов». Об этом сви­детельствовал эксперт Б.И. Николаевский, как будто видевший подлинник.

В настоящее время мы не располагаем ни одним экземпля­ром тульских изданий. Однако известно, что, по крайней мере, до 1960-х годов один гектографированный экземпляр хранился в собрании Пашуканиса в Рукописном отделе Государственной Библиотеки СССР им. В.И. Ленина. Затем он таинственно исчез. Однако в 1934 году фотокопия четырех страниц именно этого экземпляра посылалась советскими властями в Швейцарию Берн­скому суду, обсуждавшему вопрос о подлинности или подложно­сти « Протоколов Сионских Мудрецов ». Немецкий перевод текста, умещающегося на этих четырех страницах, был сделан для судо­производства и сохранился до наших дней в Вейнеровской биб­лиотеке в Лондоне.

Существует и еще одно доказательство в пользу существова­ния второго издания 1897 года: в американском секретном доку­менте от декабря 1918 года «Протоколы» дважды цитируются именно по этому изданию, которое могло попасть в США через

* Fry L. Waters Flowing Eastward. Thj War Against the Kingship of Christ. Paris, 1931, Plate between, p. 80 and p. 136.


 

Б. Бразоля, русского эмигранта, сотрудничавшего с Госдепарта­ментом. Существенно также признание английского исследовате­ля Нормана Кона, что отрывки из тульского издания «практи­чески идентичны тексту, позже изданному Нилусом и являю­щемуся основой для всех последующих изданий во всем мире».

Отыскивается и «одна... знакомая дама». Это -Юлиана Дми­триевна Глинка, дочь русского дипломата, посла в Лиссабоне, фрейлина императрицы Марии Федоровны, которая жила то в Пе­тербурге, то в Париже, то в Ницце; одно время она была близка к Лондонскому теософскому обществу Е.П. Блаватской. Когда и при каких обстоятельствах мадам Глинка раздобыла рукопись «Протоколов», раскрывается из публикации петербургского жур­налиста Михаила Осиповича Меньшикова (расстрелян 20 сентяб­ря 1918 года). «Протоколы этого заговора и толкования к ним хра­нились в глубокой тайне... - записал он со слов Глинки. - В послед­нее время они были спрятаны в Ницце, которая давно избрана не­гласной столицей еврейства. Но- такой уж наш легкомысленный век - эти протоколы были выкрадены. Они попали в руки одного французского журналиста, а от него каким-то образом к моей элегантной хозяйке (т.е. к Глинке - Ю.Б.). Она, по ее словам, с величайшей поспешностью перевела выдержки из драгоцен­ных документов по-русски и сочла, что всего лучше вручить их мне».*

Однако петербургский журналист так и не решился опубли­ковать документ. Через год это сделал Крушеван по копии, кото­рая имела хождение в Петербурге.

Возникает законный вопрос: каким же образом на самом деле была получена Нилусом рукопись « Протоколов », да еще француз­ская? Ведь, судя по словам Глинки, она распространяла русский перевод французского текста. Кто передал Нилусу текст? Глин­ка? Степанов? Или другое лицо?

На этот счет существуют четыре версии.

Первая версия. «В 1901 году мне удалось получить в свое рас­поряжение от одного близкого мне человека, ныне скончавшего­ся, рукопись, в которой с необыкновенной отчетливостью и яс­ностью изображены ход и развитие всемирной роковой тайны еврейско-масонского заговора, имеющего привести отступниче­ский мир к неизбежному для него концу. Лицо, передавшее мне эту рукопись, удостоверяет, что она представляет собою точ­ную копию-перевод с подлинных документов, выкраденных жен­щиной у одного из влиятельнейших и наиболее посвященных руко­водителей франк масонства, после одного из тайных заседаний

* Меньшиков М.О. Из писем к ближним. Заговоры против человечества. «Новое время», СПб, 1902, 7 апреля, сс. 52-53.


посвященных” где-то во Франции... Эту-то рукопись, под общим заглавием “Протоколы собраний Сионских мудрецов”, я и пред­лагаю желающим видеть и слышать, и разуметь» .*

Вторая версия. « В 1901 году удалось получить в свое распо­ряжение одну рукопись... Рукопись эта была озаглавлена “Про­токолы собраний Сионских мудрецов” и передана мне покойным Чернским уездным предводителем дворянства, впоследствии Ставропольским вице-губернатором, Алексеем Николаевичем Сухотиным... Попутно Сухотин сообщил мне, что он, в свою очередь, рукопись эту получил от одной дамы, постоянно прожи­вавшей за границей, что эта дама - Чернская помещица (он на­зывал, помнится, и фамилию, да я забыл) и что она добыла ее каким-то весьма таинственным путем (едва ли не похищени­ем ). Говорил Сухотин и о том, что один экземпляр этой рукопи­си эта дама передала по возвращении своем из-за границы Сипя- гину, бывшему в то время министром внутренних дел, и что Сипягина вслед убили...»**

Третья версия. «Я (т.е. Александр дю Шайла) поинтересо­вался, неужели через госпожу К. “Протоколы” дошли до С А. Ни­луса. Мне казалось странным, что эта огромная, едва движущая­ся, разбитая испытаниями и болезнями женщина могла когда-либо проникнуть в “тайны Кагала Сионских мудрецов”. “Да, - сказал Нилус, - госпожа К. долго жила за границей, именно во Франции; там, в Париже получила она от одного русского генерала эту руко­пись и передала мне. Генералу этому прямо удалось вырвать ее из масонского архива”. Я спросил, является ли тайной фамилия итого генерала. “Нет, - ответил Сергей Александрович, - это ге­нерал Рачковский. Хороший, деятельный человек, много сделав­ший в свое время, чтобы вырвать жало у врагов Христовых” ».*** Четвертая версия. «О том, как к нему попали “Сионские про­токолы”, Сергей Александрович рассказывал так: после того, как были изданы первые его книги, к нему пришла одна старушка, бывшая небогатой помещицей где-то в Орловской губернии. Она спросила, не решится ли Сергей Александрович поместить в своей книге и напечатать эти протоколы. Они остались у нее после смерти сына, который в свою очередь получил их от жены своей, еврейки, когда по каким-то обстоятельствам находился в Париже.

* Слова Нилуса цитируются по книге: Кон Н. Благословение на геноцид. Миф о всемирном заговоре евреев и «Протоколах Сионских Мудре­цов». М., 1990, с. 61.

** Нилус С. Близ есть, при дверех. О том, чему не желают верить и что так близко. Типография Троице-Сергиевой Лавры, 1917, с. 88.

**'* Дю Шайла А.М., граф. С.А. Нилус и «Сионские протоколы». «Послед­ние новости». Париж, 1921, № 326.^12 мая, сс. 2-3. Разговор датируется 1909-м годом.


 

Там его полюбила девушка-еврейка, принявшая потом христианство и вышедшая за него замуж. Она взяла их тайком со стола своего отца, который был одним из “сионских мудрецов”, и отдала своему жениху, сказав, что они могут пригодиться в России...»*

Анализ четырех версий приводит нас к следующему заклю­чению: первая и вторая версии кажутся нам более достоверными, чем третья и четвертая. Здесь названо имя человека - А.Н. Су­хотина, - передававшего Нилусу рукопись «Протоколов». И если в первой версии имя Сухотина не названо, то это можно объяс­нить условиями конспирации: нежеланием Нилуса повредить Су­хотину, занимавшему важный чиновничий пост в Ставрополе; к 1917 году Сухотина уже не было в живых, и Нилус решился на­звать его имя и фамилию. В обоих случаях фигурирует таинствен­ная женщина, которая «выкрала» рукопись из сионского кагала во Франции, а затем передала рукопись Сухотину. Точно такая же версия событий содержится и в показаниях Степанова 1927-го года, независящих от версий Нилуса. Те же факты подтверждаются из статьи Меньшиковой, хотя фамилия Сухотина не названа.

Что касается третьей версии, то на ней лежит печать явной недостоверности: лазутчик-француз разговаривает с недоверявшим ему Нилусом, тот темнит (если переданный разговор именно так и звучал в действительности, а не перевран дю Шайла) и говорит во­прошающему неправду: отягощенная многими болезнями Володимерова и в самом деле не походила на героиню. К тому же, в начале 1890-х годов, когда она и Нилус жили как любовники во Франции, они не интересовались ни «Протоколами», ни научными и полити­ческими вопросами, между тем, как в 1895 году «Протоколы» уже находились в России и были там изданы Степановым.

Четвертая версия носит явно романтический характер.

Мы предполагаем, что наиболее вероятный путь документов из Франции в Россию, до Нилуса и Степанова, был таким, каким он изображен на схеме на странице 31:

Теперь не остается никаких сомнений относительно порядоч­ности С.А. Нилуса: он не мог быть ни подделыциком рукописи, так как она существовала за многие годы до него, ни мистифика­тором, поскольку до него «Протоколы Сионских Мудрецов» уже были изданы в Петербурге, Москве и дважды ** в Туле. Нилус был пятым издателем, хотя наиболее основательным комментатором и исследователем текста.

Но когда же и где возник текст «„Протоколов»? Эта тайна не раскрыта еще до сих пор, хотя Э. Эндельгарт предложил доста­точно вероятную гипотезу.

* Смирнова-Орлова М. Последние дни Нилуса. «Домострой», М., 1991,

№ 45,19 ноября, с. 8.


    ..

Недошедший архетип

|

Недошедший оригинал на французском языке

|

«Тайны политики» на французском языке, 1901-1902 годы

|

русская русский публикация перевод Мордвинова, в Варша- 1905 ве, 1905

Недошедшая копия Сухотина

I

Недошедшая копия
на французском языке,
полученная Глинкой

до 1895 года

I

Недошедший перевод

на русский языкч

Глинки

|

Копия в Базеле, 1897

|

Извлечение

Герцля,

1897

Ненайденные издания Степанова, 1895 и 1897

|

Утраченный экземпляр из собрания Пашуканиса, 1895

I

Фотокопия 4-х страниц, посланных из Москвы в Берн, 1935

I

Перевод текста на немецкий язык, 1935, хранится в Лондоне

Издания

Бутми,

1905-1907

Анонимное

издание

в Москве,

                1905

 

Издание

Крушевана,

1903

Недошедшая копия

на французском
языке Нилуса,
1901

|

Не дошедший
перевод на русский
язык Нилуса,
1901

Цитация в американском документе, 1918

|

1-е издание Нилуса, 1905

|

2-е и 3-е издания Нилуса, 1911

I

4-е издание Нилуса, 1917

Сотни переводов и изданий на русском и иностранных языках с 1919 года


 

Одна из распространенных точек зрения по поводу происхож­дения «Протоколов» такова: они «были сфабрикованы между 1894 и 1899, а точнее между 1897-1899 годами. Страной, где они были сфабрикованы, бесспорно была Франция... Местом фабрикации, как можно предположить, был Париж...»,* когда в эпоху дела Дрейфуса (1894—1898) во Франции вспыхнул антисемитизм и на его волне французские правые (вроде Эдуарда Дрюмона) с по­мощью русской тайной полиции (Петр Рачковский) создали подлож­ный документ, якобы для обоснования антисемитизма, погромов и холокоста на протяжении столетия. Эта точка зрения не под­твердилась.

Ученые Ю. Делевский, В. Бурцев, Н. Кон и их многочислен­ные последователи дружно заверяли, что авторами «Протоколов» были сотрудники шефа русской тайной полиции П.И. Рачков­ского, который работал в Париже с 1884 по 1902 год, - М. Голо­винский и И. Манасевич-Мануйлов (в будущем главный обвини­тель и «знаток» Г. Распутина). Последние якобы сфабриковали этот документ в Парижской Национальной библиотеке по образцу «Диалога» Мориса Жоли, и там, за позорной работой, поддельщиков якобы застали княгиня Радзвилл и Генриетта Хэрблетт. Но когда этих почтенных дам спросили, в какое время они были в Париже и видели, как фабриковался документ, то получили от­вет: в 1904 или в 1905 году. Однако в это время Рачковского уже два года как не было в Париже, а русский текст «Протоколов» был уже дважды опубликован в России за десять лет до предполагаемой акции поддельщиков. Таким образом, у сторонников этой точки зрения не сходятся концы с концами. Ни одна из предполагае­мых датировок просионистской точки зрения не может быть доказана.

Есть и другая точка зрения, а именно: «Протоколы Сионских Мудрецов» являются подлинным документом; он находится в ряду подобных же тайных документов XIX века - Послания Всеобщего союза израелитов (1860), Послания Всемирного совета масонов (1871), «СнаКайзера» (1890), которые вышли из среды еврейских и масонских организаций, служащих еврейской буржуазии и по­могающих ей осуществить свою тайную цель - владычество над ми­ром. Тому есть подтверждения косвенного порядка: секретная записка, адресованная Департаменту полиции 1895 года «О тайне еврейства» и Секретный меморандум графа Ламздорфа (1906 г.). Перечисленные документы изданы,** но не исследованы в плане «увязывания» с глобальной концепцией сатанистов.

* Кон Н. Благословение на геноцид... С. 63.


Любопытно вспомнить здесь и о таком факте: Апелляцион­ный суд в Цюрихе 1 ноября 1937 года признал несостоятельным мнение о подложности «Протоколов Сионских Мудрецов». Тем самым отменялось решение Бернского суда от 14 мая 1936 года, на которое постоянно ссылаются те, кто стремится доказать под­ложность «Протоколов».

Приведем прямые и косвенные аргументы в пользу данной точки зрения:

1)      свидетельство немецкого делегата первого Конгресса Сио­нистов Альфреда Носсигэ (Берлин), рассказавшего польскому композитору Падеревскому о том, что в Базеле в августе 1897 года в перерывах между заседаниями действительно распространялся и обсуждался текст «Протоколов» на французском языке;

2)      свидетельство крещеного еврея Савелия Константиновича Ефрона (умер в 1925 году), издателя «Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона», о том, что он лично присутствовал на засе­дании в Базеле, где Герцль зачитывал «Протоколы»;

3)      свидетельство американской исследовательницы Лесли Фрай-Шишмаревой: «Книга Протоколов есть перевод с древнеев­рейского языка. Такое мнение подтверждается экспертами, иссле­довавшими книгу. Еще более веским, доказательством являются свидетельства людей, живших в Одессе в 1890 году и видевших этот документ, написанный на древнееврейском языке, в ру­ках евреев - жителей Одессы, и даже державших его в своих руках».*

4)      свидетельства или реалии самого текста, которые отобра­жают политическую жизнь Франции конца 80-х или начала 90-х годов XIX столетия, - имеется в виду текст протокола № 10, кото­рый гласит следующее: «...Чтобы привести наш план к такому результату, мы будем подстраивать выборы таких президентов, у которых в прошлом есть какое-нибудь нераскрытое темное дело, какая-нибудь “панама”». Т.А. Карасова, автор послесловия к книге Нормана Кона, так комментирует данный текст: «В 1885 году обанкротившаяся компания Панамского канала поручила аван­тюристу еврею Корнелиусу Герцу добиться разрешения от фран­цузского парламента на выпуск бон. Герц воспользовался услугами барона Йозефа де Рейнака, тоже еврея, который для этой цели под­купил многих законодателей. В 1892 году это обнаружилось, и скандал стал достоянием публики. Рейнак покончил с собой. Под­купленные законодатели предстали перед парламентской ко­миссией по расследованию, однако были наказаны сравнительно легко. Лубе, который в то время был премьером, вынужден был

* Фрай Л.О. О подлинности протоколов. Ахад-Хам и сионизм. В кн.: Вин- берг Ф. Крестный путь. Ч. 1. Мюнхен, 1922.


уйти в отставку. Когда затем в 1899 году он стал президентом, толпы народа, собравшиеся на улице, напоминая ему о сканда­ле, кричали: “Панама! Панама!”».*

Еще одно свидетельство содержится в протоколе № 16, который гласит: «Во Франции один из лучших наших агентов, Буржуа, уже провозгласил новую программу наглядного воспитания ». Речь идет о Леоне Буржуа, связанном с АЛИТ и нарождавшимся сионистским движением, который в 1880-е годы представил проект общеобра­зовательной программы.

Любопытно, что в этом тексте о Франции говорится как бы издалека: но значит ли это, что документ был составлен первона­чально вне Франции? Лесли Фрай уверенно разработала гипотезу о месте создания «Протоколов» (Одесса, Россия) и об авторе (Ашер Гинцберг), руководителе восточного крыла сионистского движения, которое, в конце концов, после смерти Т. Герцля, одержало верх.

Многочисленные реалии дошедшего до нас текста «Протоко­лов Сионских Мудрецов» хранят черты его подлинности. Так, например, в протоколе № 15 сообщается следующее: «Таково было до последнего времени русское самодержавие - единственный в мире серьезный нам враг, если не считать Папства. Вспомните пример того, как залитая кровью Италия не коснулась волоса с головы Силлы, который пролил эту кровь: Силла обоготворялся своей мощью в глазах народа, хотя и истерзанного им, а муже­ственное его возвращение в Италию ставило его вне прикосно­венности... Народ не касается того, кто гипнотизирует его своею храбростью и силою духа».

В этом тексте много интересного. Однако мы остановимся только на одном факте: на ошибке прочтения имени. Во всех из­даниях «Протоколов» читается только «Силла» вместо правиль­ного «Сулла». Имеется в виду Луций Корнелий Сулла, римский полководец, который в 82 году до Рождества Христова вернулся из Малой Азии в Рим, где ему пришлось вести войну со сторонни­ками Гая Мария и убить их всех. После этого Сулла стал первым римским диктатором, опиравшимся на знать (патрициат). Об этом подробно рассказывается в сочинении Тита Ливия «Римская ис­тория от основания города». Предполагаемые переводчики тек­ста «Протоколов» с французского на русский язык (либо Глинка, либо Нилус) плохо знали Ливия. В результате во всех изданиях «Протоколов» сохранилась ошибка прочтения имени, что может свидетельствовать о следующем:

Во-первых, об одном и том же источнике всех русских изда­ний — переводе текста «Протоколов» на русский язык, где «Sulla» французского текста было передано как «Силла», т.к. буква

* Кон Н. Указ. соч., с. 214.

** Тексты документов опубликованы в книге «Тайные силы в истории России» Бегунов Ю. К. СПб, 2-5 изд. 1996-2001 гг.


«ипсилон» воспринималась русскими как русская буква ижица

(«и* = «И»);

Во-вторых, о подлинности текста «Протоколов», так как под­делыватель текста, если бы он был, не допустил бы ошибки даже в име­нах посторонних, второстепенных, чтобы не вызвать подозрения;

В-третьих, о невнимательности издателей текста «Протоко­лов» к «мелочам»: они не были ни историками, ни филологами, и имя Суллы им  ничего не говорило: их интересовало главное — идентичность, адекватность французского и русского текстов, даже чисто с формальной стороны.

Этими выводами мы пока ограничиваем предварительные наблюдения над текстом «Протоколов». Внимательное и непред­взятое их текстологическое и источниковедческое исследование - задача науки ближайшего будущего. А пока я хотел бы предло­жить читателю рабочую предварительную схему литературной истории «Протоколов», которая в процессе дальнейших исследо­ваний будет корректироваться, т.е. уточняться во имя истины.

4.    «Протоколы» и Бернский суд

В 1932-1933 годах, когда над Европой сгустились тучи немец­кого фащизма, на континенте и в Англии возникла группа сионис­тов, которая предприняла попытку наступления на антисемитизм и с этой Целью решила организовать показательный международ­ный суд над «Протоколами Сионских Мудрецов». ВСО сформиро­вала группу интеллектуалов, которая должна была разоблачить «Протоколы» как подделку русской тайной полиции. В этот ко­митет вошли видные деятели мирового сионистского движения: М.М. Вцнавер, Б.И. Лившиц, И.М. Чериковер, Г.Б. Слиозберг,

В.Е. Жаботинский. После некоторых колебаний базовой страной была избрана Швейцария. Однажды в 1932-м году в ее столице, Верне, ца ступнях «Казино» активисты Национальной партии раздава.Ли только что напечатанные в Германии «Протоколы Си­онских Мудрецов» и были пойманы полицией с поличным.

Инициаторами судебного преследования стали еврейские об­щины в городах Базель и Берн. Осенью 1933 года еврейские адво­каты профессора Матти и Г. Бруншвиг подали в городской суд Берна Чековую жалобу с требованием возбудить уголовное дело за распространение «безнравственных» «Протоколов Сионских Мудрецов» активистами Национального фронта.

Суд начался в Берне в ноябре 1933 года и продолжался с перерывами до мая 1935 года. Он закончился тем, что судья, «мардо хаист», как его называли противники, Майер объявил «Протоко­лы» «Подделкой, плагиатом и бессмыслицей», определив штра­фы их распространителям — С. Шнеллю и Фишеру.


Перед судьей и тысячами зрителей прошли десятки свидете­лей, которые выступали на тему «Протоколов Сионских Мудрецов», в том числе с еврейской стороны -Х. Вейцман, Мейер-Эбнер, глав­ный раввин Стокгольма Маркус Эренпрайз, М. Боденгеймер, Г. Б. Слиозберг, П.Н. Милюков, С.Г. Сватиков, В.Л. Бурцев, Б.И. Николаевский, граф дю Шайла и многие другие.

С арийской стороны главным официальным экспертом вы­ступил Ульрих Флейшхауэр, полковник германской армии, ученый с мировым именем, в течение многих лет издававший в Эрфурте международный бюллетень «Мировая служба» (выходил на не­скольких языках), а также капитальную шеститомную энцикло­педию по еврейскому вопросу под названием «Сигилл вери» .*

Помощниками Флейшхауэра на процессе были журналист Б.П. Тедли и Эуген фон Энгельгардт, директор Института изуче­ния евреев в Берлине. Главными экспертами со стороны истцов иудейская сторона назначила профессора Баумгартена, а также писателя К.А. Лоосли - Блюмплица, Н. Чериковера, М. Винавера, Б. Лившица. Еврейские организаторы не жалели денег на оплату свидетелей и экспертов и все же потерпели фиаско. Рассказыва­ют, что очень дороживший своей репутацией главный раввин Стокгольма Маркус Эренпрайз признал, что его иудейская вера не истинна. Он также дал в руки все доказательства, что «Прото­колы» —это подлинный документ, рассматривавший дальнейшую основополагающую цель евреев: мировое господство. Так же счи­тал и Теодор Герцль, оставивший нам один циркуляр от 1901 года на эту тему.

Спокойствие, точность и твердость формулировок и доводов Флейшхауэра, фактическая и юридическая безупречность выступ­лений на суде снискали ему симпатию зала, но не судьи. Немец­кий полковник сумел блестяще доказать подлинность «Прото­колов» как документа, свидетельствующего о заговоре группы экстремистов, нацеленных на разрушение христианских госу­дарств и закабаление свободных народов сионистами. Судья Май­ер сделал вид, что он не замечает сильных доводов представителей ответчика. Он вел судебные заседания крайне необъективно, ста­

* В настоящее время и бюллетень, и энциклопедия являются библио­графическими редкостями. В европейских библиотеках они либо унич­тожены, либо спрятаны в секретный фонд. Экземпляры в частных библиотеках крайне редки. Литература о Бернском суде на немецком языке весьма обширна и порою тенденциозна. Одна из ключевых книг принадлежит Ульриху Флейшхауэру: Fleischhauer U. Ше echten Protokollr der weisen vov Zion. Sach veVsfandigen Gutachten im Ajtraage des Richtevamtes V in Bern. Erfurt, 1935. На русском языкам.: «Мировая служ­ба». Эрфурт, 1937, № 1/22-23, сс. 2-14; Платонов О. А. История Сионских Протоколов. Ж-л «Наш современник». М., 2000, №2, сс. 205-221.


раясь не дать слова представителям ответчика. Между тем жела­ние выступить в суде с показаниями выразили генералы А.Д. Нечволодов и А.И. Спиридович, князь М.К. Горчаков, Н.Ф. Степанов, I I.E. Марков, бывшие жандармские полковники Принцев и Энгель гардт, А.П. Рачковский. Не всем им довелось прислать свои пока­зания письменно. Нотариально заверенные показания Андрея Рачковского в пользу невиновности его отца П.И. Рачковского (14 страниц на французском языке и 6 страниц на немецком) со­хранились в Бернском архиве и представляют немалый интерес. Приведем несколько выдержек*:

«Показания Андрея Петровича Рачковского, род. 22.02.1886 г. в Петербурге. Проживает: Париж, Кламар, ул.Медон, 64.

1.      Впервые я купил брошюру с “Протоколами Сионских Муд­рецов” на Невском проспекте и дал ее почитать отцу, который был болен. Ранее он не знал о существовании этого текста. Он перелистал брошюру, положил ее на стол в рабочем кабинете, чтобы уяснить ее содержание. Он читал ее с интересом. Когда я его спросил, что он о ней думает, отец пожал плечами.

2.      Когда говорили о еврейских революционерах, мой отец го­ворил о них как о революционерах, а не как о евреях, даже когда речь шла о Мендельсоне, руководителе польских революционеров, которые в 1890 г., возглавляемые Подлевским, убили генерала Селиверстова. Он вел себя так, как подобает руководителю Рус­ской политической агентуры заграницей.

3.      Было бы тщетно, впрочем, искать малейшие следы анти­семитизма в рапортах моего отца.

4.      Возвращаясь к теме разговора о Протоколах Сионских Мудрецов, я не премину повторить, что ни в разговорах, ни в ар­хиве моего отца не содержится ни малейшего намека, позволяю­щего предположить, кто был их автором. И еще более абсурдным было бы предположение, что этим автором был мой отец. Буду­чи государственным служащим и даже шефом иерархической структуры, в которой он работал, имея в виду все его служеб­ные связи, было бы невероятным предполагать, что он отдаст предпочтение апокрифу иностранца, не имеющего отношения к Департаменту. Это невероятно!

Я бы еще добавил, что он знал состав революционного дви­жения своей эпохи, во всех его обычных проявлениях, и он игнориро­вал все, что касается иудаизма, Талмуда и еврейских документов, которые составляли содержание «Протоколов» и их дух.

5.      (Сын Рачковского называет ложью, абсурдом, галиматьей все выпады в печати и в свидетельских показаниях против его

* Место постоянного хранения настоящею документа - Государствен­ный архив Берна (Швейцария), шифр - Staatsarchiv Bern, ВВ 15.1.1557 е.


 

отца со стороны княгини Радзивилл, графа дю Шайла, Херлетт, Лоосли, Слиозберга, Сватикова).

6.      Его секретарь еврей М. Гольшман совершенно честный че­ловек и ему невозможно приписывать авторство “Протоколов”.

7.      В 1909 г. отец был назначен действительным статским советником. Он никогда не был генералом. Граф дю Шайла врет.

8.      Отец был незнаком с графиней Комаровской, которая яко­бы привезла “Протоколы" в Петербург. Отец умер 18.10.1910 г.

На немецком языке. От 18.03.1937 г. Заверено нотариально в Верне в конторе Рот, Руеф и Йосс».

На основе судебных документов и свидетельских показаний Андрея Рачковского и собственно документальных материалов можно тем не менее утверждать, что:

I.       Государственный советник Рачковский познакомился с со­держанием «Протоколов» впервые в 1906 году, собственно тогда, когда его сын Андрей указал ему на приобретенную книгу Нилуса.

II.     Государственный советник Рачковский не был противником евреев, в пользу чего могут быть приведены следующие аргументы:

1.      В числе его друзей были евреи, с которыми он находился в наилучших отношениях.

2.      В его документах и письмах нет никакого намека на анти­семитизм как в отношении к сослуживцам-евреям (в том числе к своему секретарю Голынману, который занимал этот пост в Па­риже до конца 1902 года), так и к посетителям.

3.      Изображая Государственного советника Рачковского пресле­дователем евреев и составителем «Протоколов», эксперт Лоосли апеллировал к Отчету Государственного советника от мая 1902 го­да (который находится среди русских документов Лоосли и в ар­хиве Государственного советника), из которого якобы становит­ся ясно, что Рачковский был основателем некоей патриотичес­кой лиги, желавшей разгромить еврейско-революционные круги, и что евреи будто бы составляли главную часть оппозиции. Это тенденциозное измышление. Неизбежно следует из деятельности Рачковского лишь то, что он выполнял свои профессиональные обязанности, которые не имеют никакого отношения к антисеми­тизму. Непосредственно из его Отчета следует, что он боролся спер­ва с финляндскими революционерами, потом - со всеми револю­ционерами вообще и, наконец, то, что он вовсе не был вовлечен в противостояние еврейским революционерам. Он был только эк­спертом.

4.      Что касается повторяющегося измышления Витте, будто Рачковский был противником евреев, то оно не имеет оснований. Надо сказать, что жена самого Витте Матильда Лиссаевич была дочерью еврейского владельца борделя Нужека, от которого она унаследовала эту собственность.


5.       Сын Рачковского заявляет, что никакой антииудейской программы в 1905 году его отец никому не передавал. Лоосли лжет в своих показаниях и в брошюре 1936-го года издания.

6.       Также ошибается генерал Герасимов, когда утверждает, будто Рачковский был противником евреев.

7.       В архиве находится лично написанный Рачковским Отчет, представленный Директору полицейского Департамента в Пе­тербурге от 6.02.1889 г. о Панамской афере. Главными действую­щими лицами этого финансового скандала он называет Корнели­уса Герца, Рейнака и Артона (собственно - Арона). Рачковский не указывает в Отчете, кто из этих трех лиц является евреем. Если бы он был юдофобом, то непременно сделал бы это. Именно так это было представлено на судебном заседании 1-й инстанции.

8.       Также имеется служебный Отчет Рачковского по делу Дрей­фуса во время формирования кабинета Вальдек-Руссо (23 июня 1899 года). В этом Отчете также не имеется ни малейшего намека на антисемитские настроения.

9.       Государственный советник Рачковский был пламенным патриотом, отдавшим всю свою жизнь борьбе с российскими рево­люционерами, анархистами и заговорщиками. Во всяком случае установлено, что он, как лицо, принадлежавшее полиции, и как полицейские всех других стран, сражался не с еврейством, а с под­рывными элементами, независимо от того, были они евреями или нет.

III.    Что касается княгини Радзивилл, которая видела в 1905 го­ду в Париже двух сотрудников Рачковского - Головинского и Манусевича-Мануйлова - за работой по подделке «Протоколов Сионских Мудрецов», то в 1905 году Рачковского в Париже уже не было - 1 октября 1902 года он выехал в Брюссель, затем, по ука­занию министра Плеве, жил в Варшаве, где занимал пост дирек­тора французской импортной фирмы. А в феврале 1905 года Рач­ковский был уже в Петербурге и руководил работой полицейского Департамента.

IV.    Андрей Петрович Рачковский никогда не слыхал о М. Го­ловинском как об агенте отца. Что касается Бинта, то это был про­стой офицер.

V.      Графиня Эмилия Николаевна Комаровская* не имеет ни­какого отношения к Рачковскому-старшему. Он не знал ни Кома­ровскую, ни Володимерову.

VI.    Комбинации Филипп Вашон - Рачковский - Нилус просто не существовало. Сын Рачковского утверждает со всей прямотой, что его отец вообще не имел понятия о существовании Нилуса.

* Настоящее имя графини Комаровской, приютившей в 1926-м году Ни­лусов в Чернигове, - Ольга-Митрофановна.


 

VII.       В своих свидетельских показаниях и в брошюре 1936-го года К.-А. Лоосли обвиняет Рачковского в фабрикации «Прото­колов». Сын Рачковского обвиняет Лоосли и дю Шайла во лжи.

В конце концов 14 мая 1935 года судья Майер вынес ошибоч­ный приговор, определяющий «Протоколы Сионских Мудрецов» как подделку, и назначил штрафы Фишеру и С. Шнеллю.

Ответчики подали кассационную жалобу в Верховный суд Швейцарии и получили удовлетворительный ответ. 1 ноября 1937 го­да Верховный судья Отто Петерс вынес оправдательный приговор; суд учел, что 1-я инстанция установила непричастность П.И. Рач­ковского и русской тайной полиции к составлению «Протоколов». По мнению Верховного судьи, вопрос о подлинности «Протоколов Сионских Мудрецов» должен рассматриваться не в суде, а в Ученом совете; что же касается Фишера, допустившего некорректное вы­сказывание в адрес евреев, то суд 2-й инстанции оштрафовал его на 100 швейцарских франков. Верховный суд принудил иудейскую сторону внести 2 500 швейцарских франков для возмещения судеб­ных издержек по процессу. На самом деле государство истратило на этот процесс в двух инстанциях гораздо больше: 30 000 фран­ков.

В начале 1935 года на имя Главы Русской Зарубежной Церкви митрополита Антония (Храповицкого) от Бернского суда посту­пил запрос, имеет ли Русская Церковь какие-либо данные о про­исхождении «Протоколов Сионских Мудрецов». Вот что ответил владыка:

«По поводу обращенного ко мне вопроса заявляю, как глава Православной Русской Церкви за пределами Советского Союза, что в архивах нашего Синода не имеется никаких материалов относительно происхождения так называемых “Протоколов Сионских Мудрецов”.

Содержание этих протоколов нам известно. Исходя из пол­ной осведомленности о содержании еврейских религиозных книг и участии мирового еврейства в мировых событиях, мы счита­ем возможным сказать, что смысл соответствует учению и воз­зрениям мирового еврейства.

Мы считаем возможным, что линия поведения соответству­ющего направления имеется в руководящих кругах мирового еврей­ства и что, как особенно показала русская революция, действия и устремления еврейства часто вполне соответствуют содер­жанию так называемых “Протоколов Сионских Мудрецов”.

14/27 марта 1935 года. Сремски Карловци.

Митрополит Антоний».*

* Архив Гуверовского института, Стэнфорд, США. Фонд Б.И. Никола­евского, 20-12.


    .

5.    Кто такие «Сионские мудрецы»?

Прежде всего отметим то, что уже установлено исследователь­ским путем: «Протоколы» существовали задолго до начала «дела Дрейфуса» (1894) и до публикации Степанова (1895) и цитирова­лись по-немецки Герцлем (1897). Авторы вышедшей в Лондоне в 1982 году книги «Кровь и Святой Грааль» Майкл Байджент, Ри­чард Лей и Генри Линкольн утверждают, что знаменитый Папюс, он же Жерве д’Анкосс, в молодости видел в Париже в 1884 году экземпляр «Протоколов» в руках одного из членов еврейской ма­сонской ложи «Мемфис-Мизраим».* Позже Папюс стал великим магистром этой ложи, крупным философом-эзотеристом, автором книг по магии и гаданию, издателем журнала «Посвящение».

«Протоколы Сионских Мудрецов», скорее всего, и были со­зданы в недрах этой ложи, претендовавшей на лидерство в еврей­стве и в масонстве. Они подписаны масонами 33-й степени этой ложи: «подписали Сионские представители 33 [-й степени]...».** В книге Нилуса определенно говорится о том, что «Протоколы» подписаны членами этой ложи, которые в заглавии названы «Си­онскими мудрецами ».

Немного об истории ложи. «Мизраим» основана в Венеции в 1788 году группой социан-антитринитариев, получивших пакет от Калиостро. «Мизраимцы» считают себя наследниками тамп­лиеров, первых европейских масонов, придерживавшихся самого древнего мистического ритуала на земле - ритуала Хирама Абиф- фа. Во Франции ложу «Мизраим» основал авиньонский купец Мишель Беддарид (1810-1813), связанный с карбонариями. Ита- льянский революционер-карбонарий Гарибальди был великим ма­гистром этой ложи, а до него - Мадзини, а после Гарибальди - Тео­дор Ройс (умер в 1878 году).*** Нью-Йоркская ложа «Бнай-Брит», основанная в 1843 году, исповедовала ритуал «Мизраим». Это была исключительно антиклерикальная, антироялистская и, ко­нечно, еврейская по составу ложа, почитавшая Талмуд и каббалу. Ее занятия оккультными науками и участие в таинственных ми­

* Blood and Holy Grail by M. Baigent, R. Leigh and H. Lincoln. London, 1982. To же на русском языке в переводе с французского: Байджент М., Лей Р., Линкольн Г. Священная загадка. Иисус Христос. Катары. Священ­ный Грааль. Тамплиеры. Сионская община. Франкмасоны. СПб, 1993. См. о ней в кн.: Иванов А.М. На всяких мудрецов довольно протоко­лов. «Русский вестник», М., 1991, № 15, сс. 8-9.

** Древние и современные протоколы собраний Сионских Мудрецов. М., 1905, с. 86.

*** Марков Н.Е. Борьба темнь1х сил. Кн. 1-2. Париж, 1928-1930; Dicponnaire de la Franc-Maсonnerie. Sous la direction de Daniel Ligou. Paris, 1987.


 

стериях сочетались с занятиями политическими науками и ре­волюциями. Ложа претендовала на руководство всеми масон­скими ложами.

Система же «Мемфис» впервые появляется в Брюсселе в 1838 го­ду как мистериальная ложа Озириса. Начитывающая 99 степеней, она во всем согласна с «Мизраимом». В1875 году «Мемфис» слил­ся с «Мизраимом» и получил двойное название. В это же время произошло образование союза ложе «Мемфис-Мизраим» во главе под названием «Восточный Орден Храма», или ОТО, то есть «Ordo Templi Orientis». В 1929 году в него входили 18 лож, в том числе ордена Мальтийских рыцарей, Тамплиеров и Иллюминатов. Орга­низационное укрупнение способствовало расширению кадрового состава и усилению влияния евреев-масонов из «Мемфис-Мизраим ».

Между тем свидетель и читатель «Протоколов» Папюс про­должал восхождение по масонской лестнице. В 1887 году он при­соединился к Теософической ассоциации, в 1888 году возглавил вместе с Пеладаном собственную группу мартинистов — «Орден Каббалистической Розы и Креста», в 1891 году встал во главе Высшего совета и сделался великим магистром той же ложи.

Авторы «Священной загадки» пришли к следующим выво­дам: «ЕслиПротоколыявляются целиком плодом воображения пропагандистов антисемитов, то трудно представить себе столь неспособного, невежественного и неинформированного про­пагандиста. На основании длительных и систематических ис­следований мы пришли к следующим выводам относительно “Протоколов”:

1.      Имелся оригинальный текст, на котором основывалась опубликованная версия “Протоколов..." Этот оригинальный текст не был подделкой, наоборот, он был подлинным, но не имел никакого отношения ни к иудаизму, ни к “всемирному еврейско­му заговору”. Он исходил скорее от какой то масонской органи­зации или тайного общества масонской ориентации, в названии которого входило слово “Сион”.

2.      Этот оригинальный текст не был написан таким прово­кационным языком, как опубликованный вариант ПСМ. Но он мог включать в себя программу захвата власти, внедрения в ма сонство, контроля социальных, политических и экономических институтов...**

Отметим сразу же, что Нилус и правда изменял первоначаль­ный текст « Протоколов »: добавил подзаголовки и аннотации к каж­

* «Священная загадка» цит. по: Иванов А.М. На всяких мудрецов до­

вольно протоколов. С. 8. Во французском переводе этот текст оказал­ся искаженным. В английском оригинале 1982 года цитируемый отрывок находится на странице 160 и соответствует переводу А.М. Иванова.


    .

дому из протоколов, редактировал отдельные фразы, делая их безличными, нейтральными. Это с очевидностью следует из срав­нения текста «Протоколов» по изданию Нилуса с текстом Москов­ского издания 1905 года,* вероятно, восходившего к несохранившемуся русскому изданию 1895 года. В последнем имеются следы живого общения докладчика с аудиторией. Сравним:

Издание 1905 года. Протокол № 5 Издание Нилуса 1917 года

Д.Ж. говорит, что деспотизм, Нам скажут, что тот деспотизм, о котором я говорю... (с. 34) о котором я говорю... (с. 107)

Кто этот Д.Ж., упомянутый в тексте? Мы предполагаем, что это Жюль Дуанель (1842-1902), друг и сподвижник Папюса и Пеладана, основатель неокатарской гностической ложи (церкви) в Париже и Каркасоне (Лангедок, 1895).

Папюс помогал своему другу организовать «гностическую католическую церковь», как называлась ложа. Дуанель, как и Папюс, присутствовал на заседаниях той ложи, которая обсужда­ла и создавала текст программы господства. Еще одно лицо было с ними. Это некий Д.А., личность которого не установлеца. Судя по тексту московского издания 1905 года, докладчик говорил от первого лица, часто обращался к ученым-экономистам, как он их называл (с. 37), подчеркивал, что все выступления сделаны в еврейской среде, где верны Талмуду и ненавидят гоев, лелея ме­чту о владычестве. И это, увы, отнюдь не шутка, не масонская под­ставка, как думают авторы « Священной загадки », а нечто страш­ное и подлое, что даже невозможно измерить.

«При первом чтении “Протоколы” производят впечатление макиавеллиевской программы, составленной “для внутреннего пользования” группой личностей, решивших установить Новый Мировой Порядок и стать верховными деспотами. Текст опи­сывает заговор в виде гидры со многими головами и щупальцами, цель которого - внести беспорядок и анархию, свергнуть неко­торые существующие режимы, внедриться в масонство и другие подобные организации и захватить контроль над социальными, политическими и экономическими институтами западного мира», - пишут авторы «Священной загадки», и продолжают. - «Анонимные авторы “Протоколов” четко заявляют, что они распоряжаются целыми народами», «согласно политическо­му плану, о котором никто не догадывался на протяжении ве­ков».**

* Древние и современные протоколы собраний Сионских мудрецов. М., типо-литография И. Пашкова», Милютинский пер., д. Арбатской, 1905, с. 86 (РГБ - шифры И 41/304 и 16/52 сх).

** Цит. по Иванов А.М. На всяких мудрецов довольно протоколов. С. 8.


 

Итак, «Сионские мудрецы», повелители мира, - это «Сионская община» - « Sionis Prioratus », или «Prieure de Sion », основанная еще в 1099 году в Палестине на скале Сион, что к югу от Иерусалима, королем Готфридом VI Бульонским, главой рыцарей Храма.* В 1188 году при великом магистре Жане де Жизоре эта община отделилась от Ордена Тамплиеров и стала существовать самосто­ятельно в Европе. Среди ее великих магистров были такие знаме­нитости, как Боттичелли, Леонардо да Винчи, Бойль, Ньютон, Гюго, Дебюсси, Кокто. Их дела были всегда окружены тайной, но для непосвященных говорилось, что мудрецы занимаются нрав­ственным самоусовершенствованием, изучением оккультных наук и мистерий, традиционного порядка рыцарства и помогают людям.

В действительности дела обстояли иначе: 1880-е годы были годами триумфального шествия безбожия. «Долой распятого! - гремел бельгийский масон Флерн. - Ты, который вот уже восем­надцать веков держишь мир под своим ярмом! твое царство кон­чено! не нужен бог!» «Наша цель не в том, чтобы восстановить индивидуализм, - разглагольствовала Блаватская, - а в том, что­бы смести христианство в лица земли ». « Великая ложа Франции » 12 апреля 1884 года даже постановила отменить за ненадобностью пункт конституции, по коему Великая ложа «отказывается от об­суждения политических вопросов. В ОТО сказывалось влияние иллюминатов и мизраимцев. Застрельщиками событий выступили «Сионские мудрецы» с программой тотальных революций в инте­ресах избранного народа.

Сам Папюс тогда говорил, что «революция суть применение конституций масонских лож к обществу».** Оставалось только написать такие конституции, а лучше - развернутые программы. И « пошла писать губерния »! Еще при жизни Виктора Гюго, писа­теля, эзотериста и гностика (он умер в 1885 году), была составлена общая редакция «Протоколов». Впоследствии ее дополняли и уточняли при композиторе Клоде Дебюсси, который, впрочем, в конце 1880-х годов долго путешествовал, а за него эту работу проделывали политиканы, готовые на все, вплоть до того, чтобы взорвать все столицы мира «со всеми организациями и докумен­тами».*** В конце концов после долгих обсуждений окончатель­ная редакция была составлена не позднее 1890 года.

Именно Франция, по убеждению «Сионских мудрецов», долж­на стать тем центром, откуда Сверхправительство и Иудейский

* «Священная загадка». См. также: Скуратов А. (Иванов А.М.). Краде­ные латы (Тамплиерская традиция в масонстве). Киров, 1982.

** Цит. по кн.: Николаевский Б.И. Русские масоны и революция. М., 1990. с. 176.

*** Протокол №9. Московское издание, с. 43.


    .

царь будут управлять миром, попирая и расстреливая чужими ру­ками непокорных гоев и их правительства. При этом неслучайно своего грядущего вождя они называют «царем трех»: «королем кро­ви Сиона из семени Давидова», царем евреев и патриархом интер­национальной церкви, иначе говоря, царем иудаизма, масонства и христианства, втянутого во всемирные еретические организации вроде Всемирного Совета Церквей... Именно такая концепция была разработана в первой половине XIX века Йоханом Валентином Ан­дреа и Шарлем Нодье (умер в 1845), великим магистром «Сионской общины» до Гюго. Но, разумеется, под власть Антихриста подпа­дет далеко не все христианство, и никак не Святая Соборная Апостольская Церковь Православная, которую «врата ада не одо­леют», а лишь отпавшие ее ветви, утерявшие спасительную благо­дать: католики, протестанты и всякие новоявленные экуменисты...

Итак, «Протоколы» соствлялись во Франции. Отчего же они так скоро оказались в России?

«Эти отчеты, - говорится в Московском издании 1905 года, - выхвачены, из целой книги протоколов, переданных мне», - сооб­щает переводчик (с. 86). В «Препроводительном письме» говорится следующее: «Имею честь препроводигпъ при сем рисунок и1ествия евреев на завоевание мира и пояснение этого. Рисунок нами добыт из тайных хранилищ Сионской Главной Канцелярии, находящей­ся ныне на французской территории» (с. 3).

В издании Крушевана в статье « От переводчика» читалось сле­дующее: «Изложенные протоколы написаны Сионскими пред­ставителями (не смешивайте с представителями сионистского движения ) и выхвачены из целой книги протоколов, все содержание которой переписать не удалось, по случаю краткости вре­мени, данного на прочтение их переводчику этих протоколов. К ним было приложено небольшое Прибавление: “План завоева­ния мира евреями мирным путем”. Этот рисунок и протокол до­быты из тайных хранилищ Сионской Главной Канцелярии, ныне находящейся на французской территории» .*

Свидетельства совпадают: «Протоколы» получены из Фран­ции в результате похищения, и у переводчика было мало времени на перевод и изготовление копии.

Исследовательница Лесли Фрай-Шишмарева так освещает историю похищения:

В 1884 году дочь русского посланника в Лиссабоне генерала Глинки Юстиния (Юлиана) Дмитриевна Глинка (1844-1918) была направлена в Париж генералом Оржевским, секретарем министра внутренних дел. Ее заданием был сыск в отношении злокозненных замыслов супостатов Императорской России. Она подкупила чле­

* Знамя. СПб', 1903, № 200. 7.20.09.'С76.


 

на ложи «Мизраим» Иосифа Шорста-Шапиро с целью сбора по­лезных сведений. Шорстбыл зол на весь мир, так как за два года до этого в Лондоне был пойман и осужден как фальшивомонетчик его отец. Шорст предложил Глинке приобрести у него важный документ за 2500 франков. Глинка запросила Петербург и полу­чила согласие. Когда Шорст получил деньги, он передал Глинке документ на одну ночь для снятия копии и перевода. Это были «Протоколы» на французском языке. Сионские мудрецы все-таки узнали о пропаже и заподозрили Шорста. Тому пришлось бежать. Но масоны нашли его в Египте и убили. Так свидетельствует фран­цузская полиция.

Глинка поспешно выехала в Петербург и там предъявила до­кумент генералам Оржевскому и Черевину для ознакомления с ним царя Александра III. Однако до императора документ не дошел. Черевин, опасаясь мести богатых евреев, испугался и оставил «Протоколы» у себя. Позднее, после его смерти, 17 февраля 1896 го­да, согласно его завещанию, экземпляр «Протоколов» вместе с его воспоминаниями были подарены царю Николаю И.*

Тем временем, когда фрейлина вдовствующей императрицы Марии Федоровны Юлиана Глинка, добиваясь правды-истины и требуя скорейшего опубликования крамольного документа, ходи­ла по комнатам дворца и коридорам вельмож, Сионские мудрецы затеяли интригу, чтобы погубить опасного агента и свидетеля их страшной тайны.

Так случилось, что в 1890 году в Париже в издательстве Фирмен-Дидо вышла в свет скандальная книга «Святая Русь: двор, армия, духовенство, буржуазия и народ». В начале книги расска­зывалось о некоторых интимных сторонах жизни аристократи­ческого света и императорского двора. Имя автора было обозначено как «граф Пол Васили». Императору донесли, будто бы под этим именем скрывается фрейлина Глинка. Царь разгневался и прика­зал без суда и следствия сослать ее в родовое имение в Чернском уезде Орловской губернии.

На самом деле автором «Святой Руси...» и аналогичных ро­манов была французская писательница Жюльетт Адам, пользо­вавшаяся материалами княгини Демидов-Сан-Донато и княгини Радзивилл. Ей помогал сновавший между Петербургом и Пари­жем профессор и писатель Илья Цион, которого молва считала рус­ским агентом или, напротив, эмиссаром масонских лож.

Так в начале 1890-х годов Юлиана Глинка встретилась со свои­ми соседями - чернскими помещиками. Одному из них - майору и предводителю дворянства Чернского уезда Алексею Николае­

* Fry L. Waters Flowing Eastward. The War Against the Kingship of Christ. Paris, 1931, p. 75.


    ..

вичу Сухотину - она доверила свою ценную рукопись. Тот оце­нил документ по достоинству и передал его своему другу Фи­липпу Петровичу Степанову, дворянину, впоследствии камерге­ру и действительному статскому советнику, прокурору Москов­ской Синодальной конторы. Степанов дважды опубликовал текст «Протоколов» малыми тиражами в Туле: в 1895-м году на гекто­графе в 100 экземплярах и в 1897 году в губернской типографии с помощью А.И. Келеповского.* Этот факт был им подтвержден в присутствии нотариуса перед князем Владимиром Голицыным 17 апреля 1927 года в городе Старый Футог (Югославия). Нотари­ально заверенный документ хранится в Лондоне, в Институте Вей­нера, в коллекции Фрауенвальда. К сожалению, ни одного экзем­пляра изданий Степанова не сохранилось.

Движение текста тайного документа, или, как говорят тексто­логи, литературную судьбу его от Сионской канцелярии до русских официальных лиц и первоиздателя можно было бы изобразить в виде схемы:

От Синодальной канцелярии до Николая II: Масонская ложа «Мемфис-Мизраим» и ложа «Сионская община».

Париж, 1889-1890 гг. Подлинник

|

Иосиф Шорст-Шапиро. Париж. 1891-1892 гг. (?)

Экземпляр текста на французском языке

I

Юлиана Глинка. Париж. 1891-1892 гг. (?)

Изготовление копии и перевода на русский язык

I

Генерал Черевин. Санкт-Петербург. 1891-1892 гг.

Копия и перевод (?)

I

Император Николай II. Санкт-Петербург. 1896 год.

Копия и перевод (?)

Важнейшие сведения о «Протоколах Сионских мудрецов» со­держатся в нотариально заверенных показаниях 1935-1936 гг. Бернскому суду полковника Н.Ф. Принцева (София) и Э. Энгельгардта (Рига).** Из этих документов следует, что правительственные круги России в 1890-х годах знали о существовании «Протоколов» и решили проверить информацию. В 1897 году Министр вну­тренних дел Т. Горемыкин и Министр финансов граф С.Ю. Витте

* См. статью в «Русском вестнике», 1993, № 7, с. 10.

** Staatsarchiv Bern. ВВ 15.1. 1,557, с. Sitzung, XXI, 44-45, 39-44.


 

направили в Базель на I Всемирный Конгресс Сионистов своего тайного агента Джонсона-Хана. Последнему удалось выкрасть из портфеля Т. Герцля три экземпляра текстов «Протоколов» на французском, немецком языках и на иврите. На поле фран­цузского текста имелась помета рукою Герцля: «Faire rapport aux anciennes des Sion», - т.е. «прочитать доклад о старцах Сиона». Хан, по возвращении в Петербург, передал материалы своему начальству, которое распорядилось направить текст на иврите в Санкт-Петербургскую духовную академию для перевода на рус­ский язык. Перевод был сделан, и уже в 1898 году российские чиновники, имеющие доступ к секретной информации, смогли ознакомиться с текстом «Протоколов Сионских Мудрецов» и убе­диться в идентичности всех трех текстов. Однако необходимые политические выводы не были сделаны. Лишь К.П. Победонос­цев, обер-прокурор Святейшего Синода, заинтересовался этими до­кументами, сравнил их с «Диалогом в аду между Макиавелли и Монтескье» Мориса Жоли (1864) и пришел к выводу, что «Прото­колы» вышли из той же среды, что и «Диалог», т.е. из среды ма­сонов. Свои соображения Победоносцев изложил в специальной докладной записке.

В 1898 году в руки Одесской жандармерии попали два экземп­ляра «Протоколов» на иврите, конфискованные у членов тайной организации «Бнай-Мошэ» («Сыны Моисея»), которой руководил Ахад-Гаам (Гинцберг). Эти экземпляры были посланы официаль­ной почтой в Петербург.

Никакой информации об этом в свободную печать не поступа­ло. Было решено собрать все материалы по еврейскому вопросу в одно досье и передать их в Архив Департамента Охраны. Там материалы пролежали до 1917-го года.

В начале марта, после свершения Февральской революции, по указанию Председателя Временного Правительства князя Г.Е. Львова все материалы по еврейскому вопросу были переданы в собственность члену партии конституционалистов-демократов М.М. Винаверу. В досье входили следующие документы:

1.     Статский советник Тройницкий. Еврейское влияние на фи­нансовые, торговые и промышленные дела в Империи.

2.     Еврейское влияние во всем мире. Министерство иностран­ных дел.

3.     Документы австрийского подданного д-ра Т. Герцля с за­пиской министра К. Победоносцева.

4.     Брошюра господина Жоли «Диалог в аду между Макиа­велли и Монтескье», или Политика Макиавелли в XX веке.

5.     Участие евреев в политических партиях. Департамент по­лиции.

6.      П. Столыпин. Черта оседлости для евреев.


    ..

7.     Заключение графа Блудова по поводу работы Комиссии, изучающей еврейский вопрос.

8.     Записки С. Витте, К. Победоносцева, С. Плеве, П. Столы­пина.

Позднее Винавер эмигрировал в Париж, и следы документов потерялись.

Итак, официальные деятели России были осведомлены о тай­ных замыслах « Сионских мудрецов ». Однако они не только не пред­приняли надлежащих мер для спасения русских людей и их Оте­чества, но даже не стали предавать огласке этот богопротивный и человеконенавистнический документ. Их обязанность взял на себя Сергей Александрович Нилус. Но его крик о грядущей катастрофе остался гласом вопиющего в пустыне. Он действовал почти в оди­ночку и потому не смог предотвратить беды.

Ныне же враг рода человеческого вновь собирает под знаме­нами ада свои темные полчища, уготавливая всем живущим на зе­мле Новый Мировой Порядок во главе с Единым Мировым Пра­вителем, имя которому - Антихрист. Так что прочти, читатель, еще раз предостерегающие глаголы верного сына Русской Право­славной Церкви, ее исповедника Сергея Александровича Нилуса. Прочти «и — считай себя своевременно предуведомление».

 

 
Анонс

 Русская политическая мысль. Хрестоматия: Рюриковичи IX-XVI вв. Твёрдый переплёт. 512 страниц с иллюстрациями. На хорошей бумаге. Тираж 500 экземпляров. В продаже с июля 2016 г. Цена снижена!! 400 р. в СПб.

Вышел в декабре 2015г. Первый том избанных трудов Бегунова Ю. К. В нём бестселлер "Тайные силы в истории России" и другие труды учёного по конспирологии!  944 стр., Видеорассказ Бегуновой В. Ф.

  "История Руси" том III, заключительный в продаже с 15 декабря 2014 года! Свежий обзор     ОБЗОР .  Цена 800 рублей самовывозом в Санкт-Петербурге. Или отправка почтой (к цене добавляются почтовые расходы 260р. по Европейской части России). Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

«История Руси» том II. Цена 800 рублей самовывозом в Санкт-Петербурге. Или отправка почтой (к цене добавляются почтовые расходы 260р. по Европейской части России). Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

 
© 2009 Бегунов Ю.К.. Все права защищены