Сайт Академика Бегунова Ю.К.
nav_bar_left Главная arrow Новая рецензия П. В. Тулаева
 
Главное меню
Главная
О Бегунове
Основные книги
Книги и статьи (читать)
Библиография полная
Родословная
Некрологи
Последнее интервью 30 фото!
Воспоминания о Бегунове. Тулаев
Биобиблиография Бегунова. 18Мб.
Форум
Контакты
Интервью и воспоминания
Большое Интервью на радио
Интервью для "Радио Мидгарда"
Новая рецензия П. В. Тулаева

Новая рецензия П. В. Тулаева Версия для печати

ИСТОРИЯ РУСИ АКАДЕМИКА БЕГУНОВА

 

Недавно вышел свет третий том «Истории Руси», написанный академиком Юрием Константиновичем Бегуновым (1932-2014), выдающимся ученым-славистом нашего времени. Это был последний фундаментальный труд, который автор успел подготовить к печати при жизни с помощью своих родных и близких.

Творческое наследие Ю.К.Бегунова включает более 450 публикаций различного жанра. Это авторские монографии, сборники и статьи, переводы с древнерусского и болгарского языков, биографические очерки и библиографические обзоры. Наиболее значительные из них:  «Справочник-указатель печатных описаний славяно-русских рукописей» (М. Л., 1963); «Козьма Пресвитер в славянских литературах» (София, 1973); «За землю Русскую!» (М., 1981); «Тайные силы в истории России» (пять изданий с 1995 по  2000 год); «Сказания Ростова Великого (Женева, 2000);  «Русская история против «новой хронологии» (М. 2001);  «Сказания Новгорода Великого IX—XIV веках» (СПб.  2004);  «Творческое наследие Григория Цамблака» (Велико Тырново, 2005); «История Руси в 5-ти томах», из коих опубликованы тома 1, 2 и 3 (СПг, 2007, 2013 и 2014).

За свои научные труды Юрий Константинович заслуженно получил звание доктора филологических наук России и Болгарии, профессора политологии Балтийского Государственного Университета ("Военмеха"), почетного профессора Великотырновского Университета (Болгария), академика Петровской, Международной славянской, Русской Академий Наук.   Он был также членом Союза писателей России и Русского Исторического общества.

Трехтомную «Историю Руси», общим объемом 1600 страниц журнального формата А4, можно считать итоговой работой автора, обобщающей многие его поиски, находки и вопросы на протяжении всей творческой деятельности. Поэтому ей следует уделить особое внимание.

Прежде, чем углубиться в подробности, заметим, что на настоящий момент «История Руси» Бегунова наиболее полный и системный авторский труд по древнему периоду истории нашего Отечества, несмотря на некоторые его недостатки. Такого широкого охвата источников на различных языках, обзора различных методологий и свода многочисленных фактов по домосковской Руси, учитывающего достижения современной науки, прежде не было.

Специалистов впечатляют ссылки на редкие книги и академически построенный аппарат (полная библиография по темам, отдельно поданная хронология событий, именные и тематические указатели, постраничные ссылки, списки сокращений), а также обилие карт и генеалогических схем. Всё вместе это делает издание энциклопедическим по своему характеру, открывает новые горизонты для исследований.

С методологической точки зрения, академик исходит из теории чередующихся цивилизаций, согласно которой на территории нынешней России, Беларуси и Украины в течение веков развивались:   1)            Восточнославянская языческая цивилизация родственных племен и их соседей (I в. н. э. – 990 г.);  2) Христианская цивилизация древнерусской народности Киевской Руси (990—1240 гг.); 3) Христианская цивилизация Московского великого княжества великорусской народности (середина XIII в.— 1547 г.);  4) Православная цивилизация великорусского народа Московского царства (1547-1700 гг.).

Исторический путь наших предков от языческой Руси к православной России через Московию составляет предмет исследования автора, имеющего сложную структуру и множество нюансов.

 

Т.1. «История Руси. С древнейших времён до Олега Вещего».

Санкт-Петербург: Политехника, 2007. 602 с.,

 

«У нашей Руси много начал, подобно тому, как много начал у морей и океанов. Подобно тому, как полноводные реки Восточно-Европейской равнины образуются из множества ручьёв и рек, вытекающих из-под земли, как кладези, или из озёр и болот, так и Русь Великая происходит от многих начал», – с этого поэтического образа Юрий Константинович Бегунов начинает одну из глав книги. Монография охватывает период от истоков индоевропейской цивилизации и образования прародин славян (III тысячелетие до н.э.) до конца языческой эпохи (X век н.э.), когда династия Рюриковичей огнём и мечом создала русское государство.

Историческая периодизация подана автором традиционно: праславяне, киммерийцы, скифы, готы, гунны, авары, булгары, норманны, русы.  Обзор истоков нашей цивилизации включает методологические проблемы, источниковедение, вопросы лингвистики, этногенеза, исторической географии, религии и культуры.

Много внимания Юрий Константинович уделил реконструкции первоначального облика славян и устройства их общинного быта, привлекая новейшие данные археологии и генетики.  Из многомерной, мозаичной панорамы складывается общая картина того, как из различных племен образовалась Русь, как внутри единой древнерусской цивилизации эти родственные племена взаимодействовали между собой.

Русы (русь, россы, руги, роги) были одним из самых известных племен Европы со времен античности.  По словам академика Н.С.Державина, вынесенным автором книги в эпиграф: «Русы – это такая же древняя и великая нация, как греки и римляне». На первых страницах древних  летописей, где речь идет о расселении народов после потопа, Русь стоит в одном ряду со Свевами, Готами, Англами, Галичанами, Венедами и другими яфетическим племенами, а Cловене (старое название славян) упоминаются в одном контексте с Иллюриком (иллирийцами) и Лухитией (ляхами). Римляне подчинили Иллирию и, включив в состав империи, разбили на отдельные области: Рецию, Норик, Мезию и Дакию.  На Дунай славяне пришли до кельтов (волохов), болгар, угров, авар и тюрков. Именно здесь, в речных долинах Восточных Альп, была одна из прародин наших пращуров, которые прежде назывались другими именами. 

Русь вела активную военную политику как минимум со времен Аттилы, многотысячное войско которого прошло через земли славян и их соседей в середине V века вслед за готами. Достоверно известно, что князь Одоакр, вошедший в историю как «король рутенов» (Odoacer Rex Rhutenorum – лат.), объединил военные силы готов, герулов, гепидов, унгров (венгров) и в 476 году пошел войной на Рим. Свергнув власть императора Ромула Августула, Одоакр несколько лет управлял римскими владениями.

Герулы (эрулы) обитали к северу от Истра (Дуная). Превзойдя окружающих варваров силой и многочисленностью, они напали на соседнее племя лангобардов, но потерпели поражение. Тогда, по свидетельству византийского историка Прокопия Кесарийского,  они двинулись с оставшимся войском и населением в длительный поход, пройдя через земли готов, гепидов, славян, варнов и данов, чтобы оттуда отправиться на кораблях на остров Фуле (Thule), в Скандинавию.

Историк готов Иордан, живший в VI веке, перечисляет среди народов “острова Скандза” имена племен, созвучные Русам. Это “руги”, “арохи” и “рании”. При переселении на континент руги здесь встретили “ульмеругов”, “островных ругов”, которые здесь обосновались раньше готов. Из новых источников по этой теме Бегунов привлекает исследования советского эмиграната В.И.Штепы, долгое время жившего в Швеции и обратившего внимание на славяно-русскую топонимию скандинавского побережья.

Так или иначе, оба племени, и руги, и герулы, участвовали в варварских войнах эпохи западной крушения римской Империи. Одни жили в районе Подунавья, а затем переместились на север, а другие – обитали на Балтийском побережье и в Скандинавии. Связи между этими регионами были весьма оживленными. В эпоху подъема феодальных государств на Дунае продолжали существовать Рутения (Ругеланд) и Рутенская марка, которые в IX веке были частью Великой Моравии.

Славяне были известны Византии с момента ее образования, но особенно часто они начинают фигурировать в письменных источниках после V  века, когда их вторжение в южную часть Балканского полуострова привело к крупным геополитическим переменам. Тогда их называли венедами, вандалами, скифами, склавинами и т. д. 

После перехода через Дунай славяне начали активную колонизацию Балканского п-ва и ассимиляцию местных жителей, постепенно превратившись в господствующую силу. Одновременно они  продолжили освоение Днепра, Двины и верхней Волги. В середине первого тысячелетия от Р.Х. на территории южной Руси расселились племена антов. Иордан относил их к «многолюдному племени венетов». В «Повести временных лет» пересказывается легенда о Кие как одном из первых русских князей. Некоторые ученые связывают его имя с реальной личностью V века н.э. По легенде, на месте нынешнего Киева он вместе с младшими братьями Щеком, Хоривом и сестрою Лыбедь построил город, который назвали в честь старшего брата.

На северо-востоке Европы, где расселялись венеды (финские «вене») возник легендарный Словенск. Эти давние времена описаны в старинных летописях и преданиях, изданных академиком Бегуновым в сборнике «Сказания Новгорода Великого» (IX-XIV в.в.), СПб, 2004. Знание польской литературы и новейших исследований словенских авторов М.Бора, Й.Шавли и И.Томажича,  позволило автору достаточно объективно осветить историю венедов в формировании славянского суперэтноса. Поморские племена  северной Европы, жившие в Вандалии, или Славии, испытали сильное влияние германцев, но они долго сохраняли свою идентичность. Об этом, в частности, свидетельствует  вандальский словарь, приведенный в известной книге Мавро Орбини «Славянское царство».

По-новому показана и проанализирована в «Истории Руси» роль древних болгар, поскольку автор, как давний болгарист, привлёк редкие источники на иностранных языках.  Например, так называемую Петропавловскую коллекцию булгарских учёных, которые выехали из Казани в Петропавловск Казахстанский, забрав с собой средневековые рукописи. Часть из них была переведена на русский язык и сохранилась в архиве Фаргата Нурутдинова, с которым стал сотрудничать Юрий Константинович. Вместе они доказали связь нынешних болгар, проживающих на Балканах, с давними жителями Поволжья, образовавшими суперэтнос татар.  Корни уходят во времена Аттилы и хана Курбата, когда была создана «Стара Велика България» от Дона до Дуная.  В XIX веке об этом подробно писали Юрий Венелин и Дмитрий Иловайский, но их открытия были временно забыты.

Аналогичная история  произошла с венграми, чьи предки  – гунны, угры или югры – с древнейших времен обитали за Волгой и за Уралом в западной Сибири. Аттила был вождем гуннов, а не болгар, также как знаменитый «Мадарский всадник», вырезанный в скалах Болгарии в средние века, напоминает нам сегодня имя венгров-мадьяр. Русинский просветитель И.С.Орлай одним из первых доказал, что мадьяры в первом тысячелетии нашей эры прошли через земли Кавказа и юга России,  включая современную Украину, обосновавшись на Дунае и в Карпатах.

По мнению академика Бегунова, в первом тысячелетии от Р.Х.  на востоке Европы одновременно складывалось два больших центра Руси. На Юге – вокруг Киева, бывшего Кунигарда (города гуннов), а на Севере – вокруг Словенска, существовавшего до Новгорода. Там правила русская династия готского происхождения, чьи князья взаимодействовали с норманнами и скифами.

По вере  готы и скифы в большинстве своем были язычниками.  Однако, среди них были и христиане. Не зря же прошла миссия св. апостола Андрея Первозванного, крестившего славян еще в первом веке от Р.Х.  Достоверно известно, что у руссов Скифии уже в IV веке был епископ, принимавший участие в первом Вселенском Соборе. Были свои епархии у вандалов, придерживавшихся арианской разновидности христианства. Поэтому нет  ничего удивительного в том, что Кирилл и Мефодий, изобретатели части славянского алфавита, обнаружили в Крыму евангелие, написанное «руськими письменами». Публикации  на эту тему Ю.И.Венелина и А.Ф.Вельтмана,  которые первыми обратили серьезное внимание на Скифскую или так называемую «Томитанскую»  митрополию на Дону (Танаисе),  к сожалению, остались вне поля зрения автора «Истории Руси».

В исследованиях дохристианской культуры академик Бегунов часто опирается на «Велесову книгу» в переводе А.И.Асова, а также более позднее её истолкование А.И. Умновым-Денисовым под названием «Приникание». Я неоднократно высказывал Юрию Константиновичу свое мнение о том, что «Велесову книгу» написал или составил в середине XX века Юрий Петрович Миролюбов, известный белоэмигрант-фольклорист,  автор «Сказов Захарихи», «Сказа о Святославе Хоробром» и других реконструкций, изданных сначала за рубежом, а потом в России. Однако академик настаивает, что «Велесова книга» необычная языческая летопись, которую писали до X века н.э. славянские жрецы на реке Хафель (Гавола), где ныне Восточная Германия.

 

Том 2: От Игоря Старого до начала XIII в. СПб. «Искусство России», 2012; 621 стр.

 

Второй том «Истории Руси», посвященный памяти академика Б.А.Рыбакова, охватывает времена от Игоря, потомка Рюрика, посаженного на княжение в Киеве варяжским воеводой Олегом в 882 году, до Романа Галицкого, заложившего основы Галицко-Волынской Руси. В этот период произошло Крещение русских князей, возникли многие города и удельные княжества,  сложились былинные циклы о чудо-богатырях Илье Муромце, Алеше Поповиче и Добрыне Никитиче, о купце-гусляре Садко,  а также была записана поэма «Слово о полку Игореве».

То, что сегодня называют «Киевской Русью», летописцами именовалось просто «Русь», а на севере было известно как «гардарика», то есть страна городов. На великом водном пути «из варяг в греки» в IX-X веках поднялись десятки крепостей и крупных поселений: Великий Новгород (859), возникший рядом с легендарным Словенском и древним Белоозером;  Ладога (862), где первые деревянные дома датируются археологами до 753 года;  Изборск (862),  Полоцк (862), Ростов (862), Муром (862), Смоленск (863),  Любеч (881), Псков (903), Суздаль (999) и многие другие. Наиболее крупные города  становились центрами торговли и дипломатии, соперничали между собой за право быть столицей, то есть местом княжеского престола.

Престольный град Киев, построенный славянами на месте угорского Кунигарда и хазарской крепости Самбат  (Самватас), действительно, возвысился с приходом Рюриковичей. В X веке его слава затмила былое величие Винетской, Арконской и Волынской республик,  без которых не было бы и вечевого  Новгорода. Стратегически важное расположение Киева на среднем течении Днепра сделало его местом сбора многотысячных  ратей русичей, ходивших походами на Царьград (Константинополь). До монгольского нашествия южная Русь, вступившая во взаимодействие с болгарским царством и византийской империей,  развивалась  быстрыми темпами.

Раздел о «Крещении Руси» (Глава 3) у Ю.К. Бегунова следует после описания эпохи князя-язычника Святослава Игоревича, прозванного Хоробрым. Академик, конечно, упоминает каноническую историю его матери св. княгини  Ольги, принявшей Крещение в 955 году в Константинополе от патриарха  Феофилакта и императора Константина Багрянородного. Однако,  основное внимание в книге сосредоточено на  драматичной истории Владимира Святославича,  князя Новгородского и Киевского, известного по былинам как «Владимир Красное Солнышко», а позже прославленного в лике святых.

События 988 года, общеизвестные благодаря «Повести временных лет»  Нестора-летописца, можно назвать «крещением киевлян», поскольку на Днепре завершилась эпопея князя Владимира, ходившего на византийский город Херсонес (Корсунь).  Как известно, в  Херсонесе  бывший язычник и многоженец  принял новую веру, где одновременно венчался с православной царевной Анной.  Однако, это не было  первым Крещением Руси.

Как доказал академик А.А. Шахматов,  крупнейший специалист по русским летописям, предание о крещении князя Владимира, включило в себя целые фрагменты из более ранней истории варягов Аскольда и Дира.  В 860 году состоялся их успешный поход на Царьград, который совпал по времени с просветительской миссией св. Кирилла и Мефодия в Херсонес. Вместе с Аскольдом, Диром, "болярами" и старейшинами крестилось около двухсот человек. После принятия Православной веры русский князь был наречен Николаем, в честь Святителя Николая  Чудотворца, а после смерти ему был поставлен храм на Аскольдовой могиле в Киеве.

Юрий Константинович прекрасно знал эту историю. Он называет её «тремя крещениями Руси» и подробно излагает в 18 главе первого тома «Истории Руси» с привлечением византийских, арабских и тюркских источников. Походы Руси на города римской империи, вообще, не были новостью IX века.  До Аскольда и Дира своими завоеваниями прославился  новгородский князь Бравлин, а до него был упомянутый выше Одоакр.

Военно-политическая стратегия князя Святослава Игоревича была логическим продолжением давнего наступления северных варваров на юго-восток. Завоевательные походы на вятичей, на Волжскую Булгарию и Хазарский каганат,  значительно укрепили восточные рубежи русских земель,  открыли торговые пути через Каспийское море и позволили создать мощный форпост на Дону и Азовских вратах Черного моря.  Большая война Руси против Византии за сферы влияния на Дунае,  где болгары играли роль стратегического союзника, имела также черты религиозного противостояния. 

Привлекая неизвестные ранее тюркско-болгарские источники Ф.Г.Х. Нурутдинова, опубликованные Бегуновым в Приложениях к его «Истории Руси», академик цитирует извлеченное оттуда  «Поучение Святослава о начале Дунайской Болгарии».  Великому князю Киевскому  вкладываются в уста слова из татарского эпоса,  где он называет русов и болгар – одним народом, а Болгарию и Русь – одним государством.  Оказывается, что Святослав  даже поклонялся тюркскому богу Тангра.  Не с этим ли языческим культом  связана карательная  мера князя, когда он казнил 300 предателей из знатных болгарских семей,  перешедших на сторону Византии в критический момент войны? Вряд ли. Скорее эту жестокость можно объяснить принятой в ту эпоху  тактикой устрашения противника, своего рода террором, к которому прибегали и христианские монархи. Вспомните  хотя бы о том, как  княгиня Ольга неоднократно мстила древлянам за убийство своего мужа князя Игоря.

Более традиционно Ю.К.Бегунов излагает  начала христианской цивилизации на Руси, о которых свидетельствуют подлинные рукописные источники на древнерусском языке:  «Русская правда», «Слово о законе и благодати» пресвитера Иллариона, похвалы Ярославу Мудрому, «Завещение Владимира Мономаха» и многое другое.  Именно на рубеже XI-XII веков летописец Нестор создает  свою бессмертную «Повесть временных лет»,  положившую начало письменной истории нашего Отечества.

При Ярославичах была предпринята попытка  создания централизованного русского государства. На княжеском съезде в Любиче 1097 года братья Рюриковичи, державшие каждый свою вотчину, объединились против разбоев диких половцев и поклялись на кресте «иметь едино сердце и блюсти Руськие земли».

Однако, внешние и внутренние противоречия часто оказывались сильнее нравственных поучений священников и даже княжеской клятвы. Так, борьба за киевское наследие,  начатая Владимиром Крестителем и Ярославом Владимировичем,  продолжилась в походах Юрия Долгорукова (1155) и его сына Андрей Боголюбского (1169). Князья  с мечом в руках отстаивали свои феодальные права, следуя древней мудрости: «Не идет место к голове, но голова к месту».

Уже тогда, за сто лет до прихода монголов Киев начал терять своё значение престольного града, а Великий Новгород, Ростов Великий, Владимир и Суздаль укрепляли могущество, формировали собственный стиль в различных областях культуры. Между ними тоже было соперничество, междоусобица, получившая в научной литературе названии «феодальных войн».

Своим путем развивалась Галицкая Русь на Днестре. Уже со времен Ярослава Осмомысла она проводила свою независимую стратегию на западе и востоке. При князе Романе Мстиславиче в конце XII века произошло объединение Галичины и Волыни, после которого он начал наступление на Киев. Покорив стольный град, Роман Галицкий получил титул «самодержца всея Руси».

К этой эпохе относится знаменитая поэма «Слово о полку Игореве», выдающийся памятник русской средневековой литературы. Реальному походу князя Новгород-Северского Игоря Святославича против половцев в 1185 году и его отражению в художественных образах посвящен один из разделов 11-ой главы второго тома. Помимо этого Юрий Константинович собрал большую коллекцию новых переводов «Слова» и редких статей о нем, но опубликовать их не смог.

Если «Слово о полку Игореве» известно каждому школьнику по хрестоматиям, то большой поход 11 князей на Волжскую Булгарию, совершенный примерно в то же время, почти всеми забыт. Мало кто знает и том, что ещё тогда князь Юрий Андреевич Боголюбский добился грузинского трона, сочетавшись браком с царевной Тамар. Подобных перлов в книге Ю.К.Бегунова не счесть.

 

Том 3. От начала XIII века до Куликовской битвы (1380),

СПг, ООО «Контраст», 2014, 428 с.

 

Последний том «Истории Руси», вышедший  свет уже после смерти автора, продолжает обзор достижений и  распрей удельных княжеств, так называемых «вотчин».  К началу XIII века на западных землях нашей Родины существовало около 250 городов, тяготевших к тому или иному крупному центру: Новгородской вечевой республике бояр и купцов, Владимиро-Суздальскому или Галицко-Волынскому княжеству, к Киеву, Чернигову или Пскову.

Тогда Русь была зажата между двумя большими силами: немецким орденом меченосцев на Западе и монгольской агрессией на Востоке.  Когда в 1223 году монголо-татары пришли в половецкие степи,  Великий князь Киевский Мстислав Романович и его союзники устроили авангардное сражение на р. Калке.  Оно было трагически проиграно: 10 князей, 70 богатырей и десятки тысяч простых воинов не вернулись домой.

Даниилу Романовичу Галицкому удалось выжить. В условиях внешней опасности он сплотил Галицкие и Волынские земли, привлекая  на свою сторону  ремесленников и купцов, При нём были построены Львов, Холм, Угровеск.  Накануне вторжения татар на Русь князь Даниил подчинил своей власти и Киев.

Погруженная во внутренние дела и ослабленная междоусобицей Русь не представляла себе масштабы той угрозы, которая сформировалась на Востоке. Империя Чингизхана и его наследников, начавшая экспансию из Монголии, подчинила своей власти Китай, Сибирь, Среднюю Азию, Поволжье, Половецкие степи, часть арабского мира.

В 1237 году хан Батый, внук великого Чингизхана, начал большой завоевательный поход на Запад. По пути он разорил и сжег несколько русских городов: Рязань, Владимир, Суздаль, Ростов, Ярославль, Кострому, Тверь и другие. Маленький городок Козельск под Калугой не сдавался врагу целых семь недель.  Монголы смогли его покорить только тогда, когда все защитники Козельска был убиты.

Осенью 1240 года Батый уже стоял под стенами Киева, предварительно разорив Чернигов и Переяславль. Монголы выслали на переговоры своего посла, предложив сдать город без боя. Однако Даниил Галицкий, бывший тогда правителем,  грубо  отказал Батыю. В результате неравной битвы город был покорен монголами. Разграбленный и обезлюдевший Киев надолго утратил роль религиозного, культурного и политического центра Южной Руси.

После этого армия Батыя разорила Польшу, Литву, Венгрию, Чехию, дошла до границ Германии. Зимой 1241 года монгольский хан неожиданно решил прервать поход, и повернул войска обратно, к низовьям Волги и Дона.

Здесь начинается история подвигов Новгородского князя Александра Всеволодовича, прозванного «Невским» за победу наш шведами на реке Нева. В третьей книге ему посвящена глава 6-я из сотни станиц,  обобщающая более 20-ти работ Юрия Константиновича.  Итоги многолетних исследований подведены в авторской монографии Ю.К.Бегунова «Александр Невский. Жизнь и деяния святого и благоверного великого князя» (М.«Молодая гвардия», 2003), выдержавшей уже два издания. А к  «Истории Руси» академик Бегунов приложил три варианта «Жития князя Александра Ярославича», которые он ранее перевел и издал с академическими комментариями.

Тяжелые времена тогда наступили для Руси! Одновременно с татаро-монгольским нашествием пришла беда с Запада. После раскола Церкви на ортодоксальную и католическую германские рыцари объявили Крестовый поход на православный мир. Его благословил сам папа Римский.

Когда Русь потерпела сокрушительное поражение в битве на Калке и еще не успела восстановить силы,  немецкие рыцари захватили русский город Юрьев (современный Тарту), основанный Ярославом Мудрым. Потом под давлением крестоносцев соседняя Литва  временно захватила Смоленск (1239), вотчину Полоцких князей.  После разорения татарами Киева рыцари взяли Псков (1241).

Наконец, в 1242 году состоялась решающая битва на Чудском озере, вошедшая в историю под названием Ледовое побоище, поскольку сражением происходило зимой на льду. Именно там Александр Невский произнес свои знаменитые слова:  «Кто на нас с мечом пойдет, тот от меча и погибнет. Действуя в союзе с Лаишем Истаном, сформировавшим войско из булгар, эстонцев, латышей и литовцев,  русский князь заманил рыцарей в тяжелых доспехах на тонкий лед, и стал их топить. Так бесславно погибло войско крестоносцев, а Александр Невский прославился.

Прослышав про подвиги новгородского князя, хан Батый пригласил его в Каракорум, столицу Великой Орды. Так состоялось продолжительное путешествие  Александра Невского в Монголию через Сарай в устье Волги, кипчакскую степь и Хорезм, горные перевалы Кара-Китая и пустыню Гоби – к истокам Амура.  Русский князь, любезно принятый ханшей Оугль-Гамиш, в результате успешных переговоров не только подтвердил  свой титул князя Новгородского, но также получил ярлык на великое княжение Киевское.

Здесь Юрий Константинович размышляет о значении и последствиях восточного выбора Александра Невского. Разгромив армию германских рыцарей и отвергнув настойчивые предложения папских кардиналов принять католическую веру, русский князь сохранил верность Православию, а тем самым – основы русской государственности. За это Новгородский князь был прославлен нашей Церковью в лике святых.

Противоположный ему выбор сделал Даниил Галицкий. Завершив многолетнюю борьбу за отцовское наследство разгромом полков венгерских и польских феодалов, он вступил  в войну за австрийский престол герцога для своего сына.  В  1253 г.   Даниил Романович принял от Папы Римского королевский титул и сознательно  пошел на стратегический союз с католической Церковью, чтобы вместе противостоять  ханской Орде. Временно этот договор привел к политическому усилению Галицко-Волынского княжества, её экономическому и культурному подъёму. Однако впоследствии западная Русь, окруженная католическим миром, потеряла свою независимость и стала частью Австро-Венгрии. Отвоеванная только в XX веке, сегодня она снова стала добычей Запада.

На северо-востоке  после татарских набегов постепенно восстановило свои силы Владимиро-Суздальское княжество, среди владений которого была Москва, тогда еще небольшой городок. Другой Даниил, сын Александра Невского, присоединил к Москве Коломну и Переяславль-Залесский, став родоначальником московских князей. В годы правления Иван Калиты (до 1340) прозванного так за свои несметные богатства, объединение земель вокруг Москвы ускорилось. Постепенно княжество, находившееся на границе между Западной Русью и Ордой, стало приобретать ключевое значение.

Возвышению Москвы и православной Руси в целом значительно способствовал  монашеский подвиг Преподобного Сергия Радонежского, 700-летию которого посвящен 3-й том «Истории Руси» Ю.К.Бегунова. Основатель Свято-Троицкого монастыря пользовался большим влиянием среди князей и был в дружеских отношениях с главой поместной Русской Церкви. По просьбе митрополита Алексия Сергий Радонежский ездил с дипломатической миссией  в Ростов Великий (1358 и 1363), в Нижний Новгород (1365), а позже в Тверь (1382) и  Рязань (1385), чтобы силою своего духовного авторитета уговорить гордых князей стать союзниками, а не противниками друг друга.

Особую роль Преподобный Сергий сыграл накануне и в ходе Куликовской битвы, которая стала крупнейшим сражением XIV века. В 1380 году татары, разорив Рязань и Нижний Новгород, пошли войной на владения Владимиро-Суздальского князя Дмитрия, сына Ивана Калиты. Огромное войско числом порядка 50 тысяч человек, собранное  по всей Орде от Казанского до Крымского ханства, повел на Москву темник Мамай. Когда Дмитрий Иванович узнал от разведчиков, что Мамая готовятся поддержать литовский князь Ягайло и рязанский князем Олег, он решил выступить раньше их, направив свое войско к верховьям Дона. На победу Дмитрий Иванович получил благословение от самого Преподобного Сергия, игумена Всея Руси.  Именно там, на Куликовом поле состоялось решающее сражение, ставшее переломным в истории Орды. Войско князя Дмитрия, прозванного «Донским», в тяжелом бою одолело полчища Мамая, и тот был вынужден бежать в Крым. Цена этой стратегически  важной победы православных была очень высока.  Более 250 000 русских воинов осталось лежать на Куликовом поле, а через два года хан Тохтамыш совершил карательный поход на Русь, сжег и разорил Москву.

Юрий Константинович, всю свою жизнь посвятивший изучению истории подвига русского народа, подробно рассказывает об эпохе Дмитрия Донского в 8-й главе, ставшей последней не только для третьего тома, но и для всего издания. В конце книги он приложил  переводы подлинных текстов «Сказания о Мамаевом побоище», «Повести о Тахтамыше», подробное «Житие Преподобного Сергия Радонежского» в парижском издании  1922 года, а также ценные материалы и публикации о становлении Русской Церкви, собранные в XIX веке митрополитом Макарием.

К этому же кругу источников относится уникальное издание «Синодикъ, или Куликовская битва в лицахъ» (Москва, Институт русской цивилизации, 2012, 730 страниц), под общей редакцией академика Ю.К.Бегунова. После тщательного  изучения более 150 источников коллективу авторов удалось найти 247 имен людей,  так или иначе упомянутых в связи с Куликовской битвой. Несколько ключевых биографий реконструировано с деталями, а многие описаны хотя бы кратко.

Помимо героических страниц в третьем томе «Истории Руси» есть и общие размышления автора о Большой Орде, о быте и культуре монголо-татар, о роли и последствиях их  вторжения на Русь. Читая эти разделы, понимаешь, почему академика Бегунова так возмутила литературная  деятельность псевдо-историков А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского, чьи книги занимают целые полки в современных магазинах.  Желающим узнать мнение Юрия Константиновича об этой идеологической  диверсии, мы рекомендуем прочитать его критику «Русская история против «новой хронологии» (М. 2001);

Что бы ни писали изобретатели фантастической истории и хронологии, именно Куликовская битва стала началом общего русского наступления против Орды, которое завершилось через сто лет стоянием на Угре и отказом платить дань татарским ханам.  Вокруг Москвы князь Дмитрий Донской соорудил первый белокаменный Кремль, ставший символом ее непреклонного духа. Московское княжество стало центром национального и духовного единства страны. Невозможно переоценить и значение Свято-Троицкой Лавры, основанной Преподобным Сергием,  прозванного Ангелом-Хранителем Руси. Она стала духовым сердцем Московии, образцом и рассадником Православной жизни.

Далее наступает величественный период возвышения Москвы как «Третьего Рима», связанный с правлением царей Ивана III и Ивана IV. Однако, третий том «Истории Руси» обрывается на смерти Сергия Радонежского. Юрий Константинович, конечно, планировал продолжение. У него было достаточно знаний и заготовленных материалов вплоть до эпохи Смутного времени. Эти  незавершенные части были переданы наследниками для возможной доработки выдающемуся историку И.Я. Фроянову.

В том, что третий том удалось  довести до печати большая заслуга вдовы академика Валентины Федоровны и сына Константина Юрьевича Бегуновых. При содействии Надежды Игоревны Чайниковой и поддержке архимандрита  Сильвестра (С.П.Лукашенко), настоятеля монастыря св. Андрея Стратилата под Ростовом Великим, трехтомник был опубликован. Глубокая благодарность им за помощь!

Выводы

 

В заключение сделаем несколько выводов общего характера: о значении книги в целом, об особенностях авторского метода и стиля, а также о некоторых недостатках.

Всю жизнь,  в том числе в последние годы жизни, Юрий Константинович очень увлекался поиском  новых источников и книг, забытых или неизвестных текстов о нашей древности.  Часто он использовал их слишком доверчиво, некритически, как это было в случае с «Велесовой книгой».  В какой мере достоверны те или иные источники, даже классические летописи,  надо проверять в каждом конкретном случае.

Например, при непосредственном участии Бегунова была подготовлена к печати «Аскольдова летопись», касающаяся событий первого тысячеления от Р.Х. Копия с подлинника XIV века на церковно-славянском языке была сделана болгарином Георгием Велчевым еще в 1897  году.  Издательскую работу начал в первой половине XX века украинский учёный Николай  Кучанский, а продолжил его племянник – В.Н. Савченко. После кончины последнего в 2010 году уникальной летописью занялся Юрий Константинович. Он сделал новый перевод, написал несколько комментариев. В 2013 году рукопись была издана в Санкт-Петербурге под названием «Будинский изборник IX-XIV веков. Арамейская Библия и Аскольдова Летопись». Серьезных научных рецензий на эту книгу пока не было.

Академик много рассказывал мне об уникальном собрании  А.Я. Артынова, краеведа и самодеятельного историка Ростова Великого. Собирал материалы по ростовской истории, он в XIX веке нашёл архивы дворянского семейства Мусиных-Пушкиных, где были собраны сказания и предания о давних временах, так сказать «Илиада и Одиссея» русского народа. Бегунову удалось изучить всё, что чудом сохранилось их этих архивов до нашей эпохи. Он подготовил  рукописный черновик Мусин-Пушкинского сборника в надежде опубликовать его полностью. Частично А.Я.Артынов был издан им в 2000 году в двух книгах: «Сказания Ростова Великого» и «Сказания Великого Новгорода». Кстати, их предстоит еще сравнить с «Родословной славяно-русского народа» того же  краеведа, недавно прокомментированной Ю.А.Яхонтовым.

Во время последнего интервью, которое я записал в 2009 году в квартире и на даче у академика, Юрий Константинович поведал мне также о том, что современный писатель А.И. Умнов-Денисов якобы обнаружил  предшественницу  «Велесовой книги», так называемую «Тургеневскую рукопись» или «Хорватскую рукопись», которая хранится в Загребе. Если это что-то вроде «Приникания», вышедшего в издании «Самотека» в 2010 году, то так называемые «старинные рукописи» не более, чем авторская реконструкция.

Эти и подобные им литературные открытия, в том числе булгаро-татарские источники «Нариман тарихы», «Бэрсала тарихы», «Чулман Толгоу», нововведенные Фаргатом Нурутдиновым, требуют серьезной проверки. Хотя, конечно, отметать малоизвестные или забытые источники как недостойные внимания, было бы ошибочно.

Здесь мы выходим на общую  методологическую проблему доверия к авторским текстам как таковым. Можно ли историку опираться на литературные источники? Можно, только при условии сравнения этих текстов с другими независимыми сведениями о том же предмете или личности. Многоуровневое, системное исследование с учетом научной критики позволяет избежать явного субъективизма.  Поэтому для высококачественной работы требуются коллективные усилия специалистов и соответствующие средства.

Некоторые родословные, приведенные Бегуновым,  имеют легендарный или  гипотетический характер.  Это касается  предков Адама, Ноя, Аттилы, Белояра, Рюрика, болгарских и татарских ханов.  В наше время многие люди увлекаются генеалогическим древом, но не все используют достоверные данные.

В общем море научной  литературы,  античной, средневековой, современной русской и зарубежной, бросаются в глаза книги любителей истории из Украины, желающих любыми средствами возвысить свою Родину. Если Юрия Миролюбова, наиболее часто цитируемого, можно считать профессиональным славистом с учетом особенностей его жанра, то Льва Силенко с его фанатичной «Мага Вiрой», сочиненной и изданной в Америке, нельзя  воспринимать как достоверный  источник.

Среди множества исторических карт и схем, самих по себе ценных, попадаются некачественные или сомнительные по содержанию.  Например,  в раздел о средневековом Новгороде попал городской план с указанием дороги на Ленинград. В серьезном академическом издании не очень солидно смотрятся карты из украинского школьного атласа для 7 класса,  особенно если учитывать их современную идеологическую  направленность.  Не всегда объективны в отношении славян немецкие картографы.

Иллюстративный ряд, вообще, лучше было бы дополнить документальными изображениями или археологическими реконструкциями, а не современными рисунками по мотивам литературных произведений, хотя они украшают энциклопедическое издание.

Для более обстоятельного анализа «Истории Руси» Ю.К. Бегунова, ставшей плодом нескольких десятилетий труда подвижника, потребуется время. Наследие академика ждет всестороннего осмысления нескольких специалистов, пусть критического, но доброжелательного, объективного. Первым шагом на этом пути стала подготовка сборника «Тайные силы в истории России», изданного Институтом Русской Цивилизации в 2016 году. На очереди том избранных трудов по славно-русской истории и филологии.

Особенности методологии автора, его личные увлечения и недочёты в текстах не должны закрывать нам глаза на общий результат титанического труда. «История Руси» академика Бегунова – ценный вклад в постижение нашего прошлого. И совершен этот дар с чистым сердцем, во славу Предков.      

         

Павел Владимирович Тулаев

 
Анонс

"История Руси", т. I.  переиздана ноябрь 2019 г. исправленная и дополненная версия! Цена 1000 р. На хорошей бумаге 776 стр.; 1, 915 кг. большой формат, цветные иллюстрации. Цена ниже себестоимости издания!

  "История Руси" том III, Издание 2019 года!! с добавочной статьей!! Цена 800 рублей.  Свежий обзор     ОБЗОР .   

«История Руси» том II. Цена 800 рублей самовывозом в Санкт-Петербурге. Или отправка почтой (к цене добавляются почтовые расходы 350р. по Европейской части России). Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

  Русская политическая мысль. Хрестоматия: Рюриковичи IX-XVI вв. Твёрдый переплёт. 512 страниц с иллюстрациями. На хорошей бумаге. Тираж 500 экземпляров. В продаже с июля 2016 г. 500 р. в СПб. Осталось несколько книг!!

"Тринадцать теорий демократии", 2002 г., 200 рублей. 

Первый том избранных трудов Бегунова Ю. К. В нём бестселлер "Тайные силы в истории России" и другие труды учёного по конспирологии!  944 стр., Видеорассказ Бегуновой В. Ф.

 
© 2009 Бегунов Ю.К.. Все права защищены